Андрей Критский

Великий канон

    
СОДЕРЖАНИЕ
 
В понедельник первой седмицы Великого поста
    
Во вторник первой седмицы Великого поста
    
В среду первой седмицы Великого поста
    
В четверг первой седмицы Великого поста
    
В четверг пятой седмицы Великого поста [2]
    
О Великом каноне
    
Житие преподобного Андрея Критского
    
Житие преподобной Марии Египетской
    
    

В понедельник первой седмицы Великого поста

Песнь 1
    
    Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.
    Помилуй мя, Боже, помилуй мя. [1]
    Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление.
    
    Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее преждняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы.
    
    Первозданнаго Адама преступлению поревновав, познах себе обнажена от Бога и присносущнаго Царствия и сладости, грех ради моих.
    
    Увы мне, окаянная душе, что уподобилася еси первей Еве? Видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, и коснулася еси древа, и вкусила еси дерзостно безсловесныя снеди.
    
    Вместо Евы чувственныя мысленная ми бысть Ева, во плоти страстный помысл, показуяй сладкая и вкушаяй присно горькаго напоения.
    
    Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам: аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?
    Слава, Троичен:
    Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.
    И ныне, Богородичен:
    Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

Песнь 2
    
    Ирмос: Вонми небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшаго.
    
    Вонми небо, и возглаголю, земле внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий Его.
    
    Вонми ми Боже Спасе мой, милостивным Твоим оком и приими мое теплое исповедание.
    
    Согреших паче всех человек, един согреших Тебе; но ущедри, яко Бог, Спасе, творение Твое.
    
    Вообразив моих страстей безобразие, любосластными стремленьми погубих ума красоту.
    
    Буря мя злых обдержит, благоутробне Господи; но яко Петру и мне руку простри.
    
    Оскверних плоти моея ризу и окалях еже по образу, Спасе, и по подобию.
    
    Омрачих душевную красоту страстей сластьми и всячески весь ум персть сотворих.
    
    Раздрах ныне одежду мою первую, юже ми изтка Зиждитель из начала, и оттуду лежу наг.
    
    Облекохся в раздранную ризу, юже изтка ми змий советом, и стыждуся.
    
    Слезы блудницы, Щедре, и аз предлагаю, очисти мя, Спасе, благоутробием Твоим.
    
    Воззрех на садовную красоту и прельстихся умом: и оттуду лежу наг и срамляюся.
    
    Делаша на хребте моем вси начальницы страстей, продолжающе на мя беззаконие их.
    Слава, Троичен:
    Единаго Тя в триех Лицех, Бога всех пою, Отца и Сына и Духа Святаго.
    И ныне, Богородичен:
    Пречистая Богородице Дево, едина всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.

Песнь 3
    
    Ирмос: На недвижимом, Христе, камени заповедей Твоих утверди мое помышление.
    
    Огнь от Господа иногда Господь одождив, землю содомскую прежде попали.
    
    На горе спасайся, душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай.
    
    Бегай запаления, о душе, бегай содомскаго горения, бегай тления Божественнаго пламене.
    
    Согреших Тебе един аз, согреших паче всех, Христе Спасе, да не презриши мене.
    
    Ты еси Пастырь Добрый, взыщи мене, агнца, и заблуждшаго да не презриши мене.
    
    Ты еси сладкий Иисусе, Ты еси Создателю мой, в Тебе, Спасе, оправдаюся.
    
    Исповедаюся Тебе, Спасе, согреших, согреших Ти, но ослаби, остави ми, яко благоутробен.
    Слава, Троичен:
    О Троице Единице Боже, спаси нас от прелести, и искушений, и обстояний.
    И ныне, Богородичен:
    Радуйся, Богоприятная утробо, радуйся, престоле Господень, радуйся, Мати Жизни нашея.

Песнь 4
    
    Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    
    Дел Твоих да не презриши, создания Твоего да не оставиши, Правосуде. Аще и един согреших, яко человек, паче всякаго человека, Человеколюбче; но имаши, яко Господь всех, власть оставляти грехи.
    
    Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается: востани, близ при дверех Судия есть. Яко соние, яко цвет, время жития течет: что всуе мятемся?
    
    Воспряни, о душе моя, деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу и оправдайся.
    
    Не бысть в житии греха, ни деяния, ни злобы, еяже аз, Спасе, не согреших, умом, и словом, и произволением, и предложением, и мыслию, и деянием согрешив, яко ин никтоже когда.
    
    Отсюду и осужден бых, отсюду и препрен бых аз, окаянный, от своея совести, еяже ничтоже в мире нужнейше: Судие, Избавителю мой и Ведче, пощади, и избави, и спаси мя, раба Твоего.
    
    Лествица, юже виде древле великий в патриарсех, указание есть, душе моя, деятельнаго восхождения, разумнаго возшествия: аще хощеши убо деянием, и разумом, и зрением пожити, обновися.
    
    Зной дневный претерпе лишения ради патриарх и мраз нощный понесе, на всяк день снабдения творя, пасый, труждаяйся, работаяй, да две жене сочетает.
    
    Жены ми две разумей, деяние же и разум в зрении, Лию убо деяние, яко многочадную, Рахиль же разум, яко многотрудную; ибо кроме трудов ни деяние, ни зрение, душе, исправится.
    Слава, Троичен:
    Нераздельное существом, неслитное Лицы, богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.
    И ныне, Богородичен:
    И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

Песнь 5
    
    Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.
    
    В нощи житие мое преидох присно, тьма бо бысть, и глубока мне мгла, нощь греха, но яко дне сына, Спасе, покажи мя.
    
    Рувима подражая, окаянный аз содеях беззаконный и законопреступный совет на Бога Вышняго, осквернив ложе мое, яко отчее он.
    
    Исповедаюся Тебе, Христе Царю: согреших, согреших, яко прежде Иосифа братия продавшии, чистоты плод и целомудрия.
    
    От сродников праведная душа связася, продася в работу сладкий во образ Господень; ты же вся, душе, продалася еси злыми твоими.
    
    Иосифа праведнаго и целомудреннаго ума подражай, окаянная и неискусная душе, и не оскверняйся безсловесными стремленьми, присно беззаконнующи.
    
    Аще и в рове поживе иногда Иосиф, Владыко Господи, но во образ погребения и востания Твоего: аз же что Тебе когда сицевое принесу?
    Слава, Троичен:
    Тя, Троице, славим, Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.
    И ныне, Богородичен:
    Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

Песнь 6
    
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    
    Слезы, Спасе, очию моею и из глубины воздыхания чисте приношу, вопиющу сердцу: Боже, согреших Ти, очисти мя.
    
    Уклонилася еси, душе, от Господа твоего, якоже Дафан и Авирон, но пощади, воззови из ада преисподняго, да не пропасть земная тебе покрыет.
    
    Яко юница, душе, разсвирепевшая, уподобилася еси Ефрему, яко серна от тенет сохрани житие, вперивши деянием ум и зрением.
    
    Рука нас Моисеова да уверит, душе, како может Бог прокаженное житие убелити и очистити, и не отчайся сама себе, аще и прокаженна еси.
    Слава, Троичен:
    Троица есмь Проста, Нераздельна, Раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.
    И ныне, Богородичен:
    Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.
    Господи, помилуй (трижды)
    Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. И ныне и присно и во веки веков. Аминь.
    Кондак, глас 6:
    Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

Песнь 7
    
    Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.
    
    Согреших, беззаконновах и отвергох заповедь Твою, яко во гресех произведохся, и приложих язвам струпы себе; но Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.
    
    Тайная сердца моего исповедах Тебе, Судии моему, виждь мое смирение, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне, и Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.
    
    Саул иногда, яко погуби отца своего, душе, ослята, внезапу царство обрете к прослутию; но блюди, не забывай себе, скотския похоти твоя произволивши паче Царства Христова.
    
    Давид иногда Богоотец, аще и согреши сугубо, душе моя, стрелою убо устрелен быв прелюбодейства, копием же пленен быв убийства томлением; но ты сама тяжчайшими делы недугуеши, самохотными стремленьми.
    
    Совокупи убо Давид иногда беззаконию беззаконие, убийству же любодейство растворив, покаяние сугубое показа абие; но сама ты, лукавнейшая душе, соделала еси, не покаявшися Богу.
    
    Давид иногда вообрази, списав яко на иконе песнь, еюже деяние обличает, еже содея, зовый: помилуй мя, Тебе бо Единому согреших всех Богу, Сам очисти мя.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.
    И ныне, Богородичен:
    Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, небесная.

Песнь 8
    
    Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    
    Согрешивша, Спасе, помилуй, воздвигни мой ум ко обращению, приими мя кающагося, ущедри вопиюща: согреших Ти, спаси, беззаконновах, помилуй мя.
    
    Колесничник Илия колесницею добродетелей вшед, яко на небеса, ношашеся превыше иногда от земных; сего убо, душе моя, восход помышляй.
    
    Елиссей иногда прием милоть Илиину, прият сугубую благодать от Бога; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.
    
    Иорданова струя первее милотию Илииною Елиссеем ста сюду и сюду; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.
    
    Соманитида иногда праведнаго учреди, о душе, нравом благим; ты же не ввела еси в дом ни странна, ни путника. Темже чертога изринешися вон, рыдающи.
    
    Гиезиев подражала еси, окаянная, разум скверный всегда, душе, егоже сребролюбие отложи поне на старость; бегай геенскаго огня, отступивши злых твоих.
    Слава, Троичен:
    Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.
    И ныне, Богородичен:
    Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася; темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

Песнь 9
    
    Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества; темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.
    
    Ум острупися, тело оболезнися, недугует дух, слово изнеможе, житие умертвися, конец при дверех. Темже, моя окаянная душе, что сотвориши, егда приидет Судия испытати твоя?
    
    Моисеово приведох ти, душе, миробытие и от того все заветное Писание, поведающее тебе праведныя и неправедныя; от нихже вторыя, о душе, подражала еси, а не первыя, в Бога согрешивши.
    
    Закон изнеможе, празднует Евангелие, Писание же все в тебе небрежено бысть, пророцы изнемогоша, и все праведное слово; струпи твои, о душе, умножишася, не сущу врачу, исцеляющему тя.
    
    Новаго привожду ти Писания указания, вводящая тя, душе, ко умилению: праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся и умилостиви Христа молитвами же, и пощеньми, и чистотою, и говением.
    
    Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы; душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее, и мытари, и прелюбодеи кающиися.
    
    Христос вочеловечися, плоти приобщився ми, и вся елика суть естества хотением исполни греха кроме, подобие тебе, о душе, и образ предпоказуя Своего снисхождения.
    
    Христос волхвы спасе, пастыри созва, младенец множества показа мученики, старцы прослави и старыя вдовицы, ихже не поревновала еси, душе, ни деянием, ни житию, но горе тебе, внегда будеши судитися.
    
    Постився Господь дний четыредесять в пустыни, последи взалка, показуя человеческое; душе, да не разленишися, аще тебе приложится враг, молитвою же и постом от ног твоих да отразится.
    Слава, Троичен:
    Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом, животворящему, и просвещающему концы.
    И ныне, Богородичен:
    Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

Во вторник первой седмицы Великого поста

Песнь 1
    
    Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.
    Помилуй мя, Боже, помилуй мя. [1]
    Каиново прешед убийство, произволением бых убийца совести душевней, оживив плоть и воевав на ню лукавыми моими деяньми.
    
    Авелеве, Иисусе, не уподобихся правде, дара Тебе приятна не принесох когда, ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, ни жития непорочнаго.
    
    Яко Каин и мы, душе окаянная, всех Содетелю деяния скверная, и жертву порочную, и непотребное житие принесохом вкупе: темже и осудихомся.
    
    Брение Здатель живосоздав, вложил еси мне плоть, и кости, и дыхание, и жизнь; но, о Творче мой, Избавителю мой и Судие, кающася приими мя.
    
    Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя возложиша.
    
    Аще и согреших, Спасе, но вем, яко Человеколюбец еси, наказуеши милостивно и милосердствуеши тепле: слезяща зриши и притекаеши, яко отец, призывая блуднаго.
    Слава, Троичен:
    Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.
    И ныне, Богородичен:
    Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

Песнь 2
    
    Ирмос: Вонми небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшаго.
    
    Сшиваше кожныя ризы грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды.
    
    Обложен есмь одеянием студа, якоже листвием смоковным, во обличение моих самовластных страстей.
    
    Одеяхся в срамную ризу и окровавленную студно течением страстнаго и любосластнаго живота.
    
    Впадох в страстную пагубу и в вещественную тлю, и оттоле до ныне враг мне досаждает.
    
    Любовещное и любоименное житие, невоздержанием, Спасе, предпочет ныне, тяжким бременем обложен есмь.
    
    Украсих плотский образ скверных помышлений различным обложением и осуждаюся.
    
    Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев Богообразную скинию.
    
    Погребох перваго образа доброту, Спасе, страстьми, юже, яко иногда драхму, взыскав, обрящи.
    
    Согреших, якоже блудница, вопию Ти: един согреших Тебе; яко миро, приими, Спасе, и моя слезы.
    
    Очисти, якоже мытарь, вопию Ти, Спасе, очисти мя: никтоже бо сущих из Адама, якоже аз, согреших Тебе.
    Слава, Троичен:
    Единаго Тя в триех Лицех, Бога всех пою, Отца и Сына и Духа Святаго.
    И ныне, Богородичен:
    Пречистая Богородице Дево, едина всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.

Песнь 3
    
    Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.
    
    Источник живота стяжах Тебе, смерти Низложителя, и вопию Ти от сердца моего прежде конца: согреших, очисти и спаси мя.
    
    Согреших, Господи, согреших Тебе, очисти мя: несть бо иже кто согреши в человецех, егоже не превзыдох прегрешеньми.
    
    При Нои, Спасе, блудствовавшия подражах, онех наследствовав осуждение в потопе погружения.
    
    Хама онаго, душе, отцеубийца подражавши, срама не покрыла еси искренняго, вспять зря возвратившися.
    
    Запаления, якоже Лот, бегай, душе моя, греха, бегай Содомы и Гоморры, бегай пламене всякаго безсловеснаго желания.
    
    Помилуй, Господи, помилуй мя, вопию Ти, егда приидеши со ангелы Твоими воздати всем по достоянию деяний.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.
    И ныне, Богородичен:
    От Отца безлетна Сына, в лето Богородительнице неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

Песнь 4
    
    Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    
    Бди, о душе моя, изрядствуй, якоже древле великий в патриарсех, да стяжеши деяние с разумом, да будеши ум, зряй Бога, и достигнеши незаходящий мрак в видении, и будеши великий купец.
    
    Дванадесяте патриархов великий в патриарсех детотворив, тайно утверди тебе лествицу деятельнаго, душе моя, восхождения: дети, яко основания, степени, яко восхождения, премудренно подложив.
    
    Исава возненавиденнаго подражала еси, душе, отдала еси прелестнику твоему первыя доброты первенство, и отеческия молитвы отпала еси, и дважды поползнулася еси, окаянная, деянием и разумом: темже ныне покайся.
    
    Едом Исав наречеся, крайняго ради женонеистовнаго смешения: невоздержанием бо присно разжигаем и сластьми оскверняем, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогреховныя.
    
    Иова на гноищи слышавши, о душе моя, оправдавшагося, того мужеству не поревновала еси, твердаго не имела еси предложения во всех, яже веси, и имиже искусилася еси, но явилася еси нетерпелива.
    
    Иже первее на престоле, наг ныне на гноище гноен, многий в чадех и славный, безчаден и бездомок напрасно: палату убо гноище и бисерие струпы вменяше.
    Слава, Троичен:
    Нераздельное существом, неслитное Лицы, богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.
    И ныне, Богородичен:
    И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

Песнь 5
    
    Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.
    
    Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носим речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горькаго совета фараонитска.
    
    Аще бабы слышала еси, убивающия иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.
    
    Яко Моисей великий египтянина, ума, уязвивши, окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?
    
    В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие, да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.
    
    Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити.
    
    Аарон приношаше огнь Богу непорочный, нелестный; но Офни и Финеес, яко ты, душе, приношаху чуждее Богу, оскверненное житие.
    Слава, Троичен:
    Тя, Троице, славим, Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.
    И ныне, Богородичен:
    Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

Песнь 6
    
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    
    Волны, Спасе, прегрешений моих, яко в мори Чермнем возвращающеся, покрыша мя внезапу, яко египтяны иногда и тристаты.
    
    Неразумное, душе, произволение имела еси, яко прежде Израиль: Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно любосластное страстей объядение.
    
    Кладенцы, душе, предпочла еси хананейских мыслей паче жилы камене, из негоже премудрости река, яко чаша, проливает токи богословия.
    
    Свиная мяса и котлы и египетскую пищу паче небесныя предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумнии людие в пустыни.
    
    Яко удари Моисей, раб Твой, жезлом камень, образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почерпаем.
    
    Испытай, душе, и смотряй, якоже Иисус Навин, обетования землю, какова есть, и вселися в ню благозаконием.
    Слава, Троичен:
    Троица есмь Проста, Нераздельна, Раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.
    И ныне, Богородичен:
    Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.
    Господи, помилуй (трижды)
    Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. И ныне и присно и во веки веков. Аминь.
    Кондак, глас 6:
    Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

Песнь 7
    
    Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.
    
    Кивот яко ношашеся на колеснице, Зан оный, егда превращшуся тельцу, точию коснуся, Божиим искусися гневом; но того дерзновения убежавши, душе, почитай Божественная честне.
    
    Слышала еси Авессалома, како на естество воста, познала еси того скверная деяния, имиже оскверни ложе Давида отца; но ты подражала еси того страстная и любосластная стремления.
    
    Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему, иного бо Ахитофела обретши врага, душе, снизшла еси сего советом; но сия разсыпа Сам Христос, да ты всяко спасешися.
    
    Соломон чудный и благодати премудрости исполненный, сей лукавое иногда пред Богом сотворив, отступи от Него; емуже ты проклятым твоим житием, душе, уподобилася еси.
    
    Сластьми влеком страстей своих, оскверняшеся, увы мне, рачитель премудрости, рачитель блудных жен, и странен от Бога; егоже ты подражала еси умом, о душе, сладострастьми скверными.
    
    Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча, купно же и злейшему врагу Иеровоаму, прежнему отступнику, душе, но бегай подражания и зови Богу: согреших, ущедри мя.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.
    И ныне, Богородичен:
    Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, небесная.

Песнь 8
    
    Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    
    Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши; остави, яже имаши, и притецы к покаянию.
    
    Ниневитяны, душе, слышала еси кающияся Богу, вретищем и пепелом, сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, прежде закона и по законе прегрешивших.
    
    В рове блата слышала еси Иеремию, душе, града Сионя рыданьми вопиюща и слез ищуща; подражай сего плачевное житие и спасешися.
    
    Иона в Фарсис побеже, проразумев обращение ниневитянов, разуме бо, яко пророк, Божие благоутробие: темже ревноваше пророчеству не солгатися.
    
    Даниила в рове слышала еси, како загради уста, о душе, зверей; уведела еси, како отроцы, иже о Азарии, погасиша верою пещи пламень горящий.
    
    Ветхаго Завета вся приведох ти, душе, к подобию; подражай праведных боголюбивая деяния, избегни же паки лукавых грехов.
    Слава, Троичен:
    Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.
    И ныне, Богородичен:
    Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася; темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

Песнь 9
    
    Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества; темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.
    
    Христос искушашеся, диавол искушаше, показуя камение, да хлеби будут, на гору возведе видети вся царствия мира во мгновении; убойся, о душе, ловления, трезвися, молися на всякий час Богу.
    
    Горлица пустыннолюбная, глас вопиющаго возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние, Ирод беззаконнова со Иродиадою. Зри, душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, но облобызай покаяние.
    
    В пустыню вселися благодати Предтеча, и Иудея вся и Самария слышавше течаху и исповедаху грехи своя, крещающеся усердно: ихже ты не подражала еси, душе.
    
    Брак убо честный и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый, и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе.
    
    Разслабленнаго стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока, и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа.
    
    Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив, исправи, глухия же и немыя и ничащия низу исцели словом: да ты спасешися, окаянная душе.
    Слава, Троичен:
    Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом, животворящему, и просвещающему концы.
    И ныне, Богородичен:
    Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

В среду первой седмицы Великого поста

Песнь 1
    
    Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.
    Помилуй мя, Боже, помилуй мя. [1]
    От юности, Христе, заповеди Твоя преступих, всестрастно небрегий, унынием преидох житие. Темже зову Ти, Спасе: поне на конец спаси мя.
    
    Повержена мя, Спасе, пред враты Твоими, поне на старость не отрини мене во ад тща, но прежде конца, яко Человеколюбец, даждь ми прегрешений оставление.
    
    Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив, Ты мя ущедри.
    
    В разбойники впадый аз есмь помышленьми моими, весь от них уязвихся ныне и исполнихся ран, но, Сам ми представ, Христе Спасе, исцели.
    
    Священник, мя предвидев, мимо иде, и левит, видя в лютых нага, презре, но, из Марии возсиявый, Иисусе, Ты, представ, ущедри мя.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Ты ми даждь светозарную благодать от Божественнаго свыше промышления избежати страстей омрачения и пети усердно твоего, Марие, жития красная исправления.
    Слава, Троичен:
    Пресущная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.
    И ныне, Богородичен:
    Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

Песнь 2
    
    Ирмос: Вонми небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшаго.
    
    Поползохся, яко Давид, блудно и осквернихся, но омый и мене, Спасе, слезами.
    
    Ни слез, ниже покаяния имам, ниже умиления. Сам ми сия, Спасе, яко Бог, даруй.
    
    Погубих первозданную доброту и благолепие мое и ныне лежу наг и стыждуся.
    
    Дверь Твою не затвори мне тогда, Господи, Господи, но отверзи ми сию, кающемуся Тебе.
    
    Внуши воздыхания души моея и очию моею приими капли, Спасе, и спаси мя.
    
    Человеколюбче, хотяй всем спастися, Ты воззови мя и приими, яко благ, кающагося.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.
    Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.
    
    Видите, видите, яко Аз есмь Бог, внушай, душе моя, Господа вопиюща, и удалися прежняго греха, и бойся, яко неумытнаго и яко Судии и Бога.
    
    Кому уподобилася еси, многогрешная душе? токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми.
    
    Вся прежде закона претекши, о душе, Сифу не уподобилася еси, ни Еноса подражала еси, ни Еноха преложением, ни Ноя, но явилася еси убога праведных жизни.
    
    Едина отверзла еси хляби гнева Бога Твоего, душе моя, и потопила еси всю, якоже землю, плоть, и деяния, и житие, и пребыла еси вне спасительнаго ковчега.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Всем усердием и любовию притекла еси Христу, первый греха путь отвращши, и в пустынях непроходимых питающися, и Того чисте совершающи Божественныя заповеди.
    Слава, Троичен:
    Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненнаго осуждения.
    И ныне, Богородичен:
    Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостиваго и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими.

Песнь 3
    
    Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.
    
    Благословения Симова не наследовала еси, душе окаянная, ни пространное одержание, якоже Иафеф, имела еси на земли оставления.
    
    От земли Харран изыди от греха, душе моя, гряди в землю, точащую присноживотное нетление, еже Авраам наследствова.
    
    Авраама слышала еси, душе моя, древле оставльша землю отечества и бывша пришельца, сего произволению подражай.
    
    У дуба Мамврийскаго учредив патриарх ангелы, наследствова по старости обетования ловитву.
    
    Исаака, окаянная душе моя, разумевши новую жертву, тайно всесожженную Господеви, подражай его произволению.
    
    Исмаила слышала еси, трезвися, душе моя, изгнана, яко рабынино отрождение, виждь, да не како подобно что постраждеши, ласкосердствующи.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Содержим есмь бурею и треволнением согрешений, но сама мя, мати, ныне спаси и к пристанищу Божественнаго покаяния возведи.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Рабское моление и ныне, преподобная, принесши ко благоутробней молитвами твоими Богородице, отверзи ми Божественныя входы.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.
    И ныне, Богородичен:
    От Отца безлетна Сына, в лето Богородительнице неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

Песнь 4
    
    Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    
    Тело осквернися, дух окаляся, весь острупихся, но яко врач, Христе, обоя покаянием моим уврачуй, омый, очисти, покажи, Спасе мой, паче снега чистейша.
    
    Тело Твое и кровь, распинаемый о всех, положил еси, Слове: тело убо, да мя обновиши, кровь, да омыеши мя. Дух же предал еси, да мя приведеши, Христе, Твоему Родителю.
    
    Соделал еси спасение посреде земли, Щедре, да спасемся. Волею на древе распялся еси, Едем затворенный отверзеся, горняя и дольняя тварь, языцы вси спасени покланяются Тебе.
    
    Да будет ми купель кровь из ребр Твоих, вкупе и питие, источившее воду оставления, да обоюду очищаюся, помазуяся и пия, яко помазание и питие, Слове, животочная Твоя словеса.
    
    Чашу Церковь стяжа, ребра Твоя живоносная, из нихже сугубыя нам источи токи оставления и разума, во образ древняго и новаго, двоих вкупе заветов, Спасе наш.
    
    Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери, светильник угасе, яко безъелейный, чертог заключися мне спящу, вечеря снедеся, аз же по руку и ногу связан, вон низвержен есмь.
    Слава, Троичен:
    Нераздельное существом, неслитное Лицы, богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.
    И ныне, Богородичен:
    И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

Песнь 5
    
    Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.
    
    Яко тяжкий нравом, фараону горькому бых, Владыко, Ианни и Иамври, душею и телом, и погружен умом, но помози ми.
    
    Калу примесихся, окаянный, умом, омый мя, Владыко, банею моих слез, молю Тя, плоти моея одежду убелив яко снег.
    
    Аще испытаю моя дела, Спасе, всякаго человека превозшедша грехами себе зрю, яко разумом мудрствуяй, согреших не неведением.
    
    Пощади, пощади, Господи, создание Твое, согреших, ослаби ми, яко естеством чистый Сам сый Един, и ин разве Тебе никтоже есть кроме скверны.
    
    Мене ради Бог сый, вообразился еси в мя, показал еси чудеса, исцелив прокаженныя и разслабленнаго стягнув, кровоточивыя ток уставил еси, Спасе, прикосновением риз.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Струи Иорданския прешедши, обрела еси покой безболезненный, плоти сласти избежавши, еяже и нас изми твоими молитвами, преподобная.
    Слава, Троичен:
    Тя, Троице, славим, Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.
    И ныне, Богородичен:
    Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

Песнь 6
    
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    
    Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.
    
    Прейди времене текущее естество, яко прежде ковчег, и земли оныя буди во одержании обетования, душе, Бог повелевает.
    
    Яко спасл еси Петра, возопивша, спаси, предварив мя, Спасе, от зверя избави, простер Твою руку, и возведи из глубины греховныя.
    
    Пристанище Тя вем утишное, Владыко, Владыко Христе, но от незаходимых глубин греха и отчаяния мя, предварив, избави.
    Слава, Троичен:
    Троица есмь Проста, Нераздельна, Раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.
    И ныне, Богородичен:
    Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.
    Господи, помилуй (трижды)
    Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. И ныне и присно и во веки веков. Аминь.
    Кондак, глас 6:
    Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

Песнь 7
    
    Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.
    
    Манассиева собрала еси согрешения изволением, поставльши, яко мерзости, страсти, и умноживши, душе, негодование, но того покаянию ревнующи тепле, стяжи умиление.
    
    Ахаавовым поревновала еси сквернам, душе моя, увы мне, была еси плотских скверн пребывалище и сосуд срамлен страстей, но из глубины твоея воздохни и глаголи Богу грехи твоя.
    
    Заключися тебе небо, душе, и глад Божий постиже тя, егда Илии Фесвитянина, якоже Ахаав, не покорися словесем иногда, но Сараффии уподобися, напитай пророчу душу.
    
    Попали Илия иногда дващи пятьдесят Иезавелиных, егда студныя пророки погуби во обличение Ахаавово, но бегай подражания двою, душе, и укрепляйся.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.
    И ныне, Богородичен:
    Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, небесная.

Песнь 8
    
    Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    
    Правосуде Спасе, помилуй и избави мя огня и прещения, еже имам на суде праведно претерпети; ослаби ми прежде конца, добродетелию и покаянием.
    
    Яко разбойник, вопию Ти: помяни мя; яко Петр, плачу горце: ослаби ми, Спасе; зову, яко мытарь, слезю, яко блудница; приими мое рыдание, якоже иногда хананеино.
    
    Гноение, Спасе, исцели смиренныя моея души, Едине Врачу, пластырь мне наложи, и елей, и вино, дела покаяния, умиление со слезами.
    
    Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов; касаюся края ризы, яко кровоточивая, плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем.
    Слава, Троичен:
    Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.
    И ныне, Богородичен:
    Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася; темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

Песнь 9
    
    Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества; темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.
    
    Недуги исцеляя, нищим благовествоваше Христос Слово, вредныя уврачева, с мытари ядяше, со грешники беседоваше, Иаировы дщере душу предумершую возврати осязанием руки.
    
    Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей, хваляся, осуждашеся. Ов убо: очисти мя; ова же: помилуй мя; сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя, и прочия безумныя глаголы.
    
    Закхей мытарь бе, но обаче спасашеся, и фарисей Симон соблажняшеся, и блудница приимаше оставительная разрешения от Имущаго крепость оставляти грехи, юже, душе, потщися подражати.
    
    Блуднице, о окаянная душе моя, не поревновала еси, яже приимши мира алавастр, со слезами мазаше нозе Спасове, отре же власы, древних согрешений рукописание Раздирающаго ея.
    
    Грады, имже даде Христос благовестие, душе моя, уведала еси, како прокляти быша. Убойся указания, да не будеши якоже оны, ихже содомляном Владыка уподобив, даже до ада осуди.
    
    Да не горшая, о душе моя, явишися отчаянием, хананеи веру слышавшая, еяже дщи словом Божиим исцелися; Сыне Давидов, спаси и мене, воззови из глубины сердца, якоже она Христу.
    Слава, Троичен:
    Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом, животворящему, и просвещающему концы.
    И ныне, Богородичен:
    Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.

В четверг первой седмицы Великого поста

Песнь 1
    
    Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.
    Помилуй мя, Боже, помилуй мя. [1]
    Агнче Божий, вземляй грехи всех, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Тебе припадаю, Иисусе, согреших Ти, очисти мя, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Не вниди со мною в суд, нося моя деяния, словеса изыскуя и исправляя стремления. Но в щедротах Твоих презирая моя лютая, спаси мя, Всесильне.
    
    Покаяния время, прихожду Ти, Создателю моему: возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив, Ты мя ущедри.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Приклоньшися Христовым Божественным законом, к сему приступила еси, сладостей неудержимая стремления оставивши, и всякую добродетель всеблагоговейно, яко едину, исправила еси.
    Слава, Троичен:
    Пресущественная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.
    И ныне, Богородичен:
    Богородице, Надеждо и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

Песнь 2
    
    Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.
    
    Мужа убих, глаголет, в язву мне и юношу в струп, Ламех рыдая вопияше; ты же не трепещеши, о душе моя, окалявши плоть и ум осквернивши.
    
    Столп умудрила еси создати, о душе, и утверждение водрузити твоими похотьми, аще не бы Зиждитель удержал советы твоя и низвергл на землю ухищрения твоя.
    
    О како поревновах Ламеху, первому убийце, душу, яко мужа, ум, яко юношу, яко брата же моего, тело убив, яко Каин убийца, любосластными стремленьми.
    
    Одожди Господь от Господа огнь иногда на беззаконие гневающее, сожег содомляны; ты же огнь вжегла еси геенский, в немже имаши, о душе, сожещися.
    
    Уязвихся, уранихся, се стрелы вражия, уязвившия мою душу и тело; се струпи, гноения, омрачения вопиют, раны самовольных моих страстей.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Простерла еси руце твои к щедрому Богу, Марие, в бездне зол погружаемая, и якоже Петру человеколюбно руку Божественную простре твое обращение всячески Иский.
    Слава, Троичен:
    Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненнаго осуждения.
    И ныне, Богородичен:
    Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостиваго и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими.

Песнь 3
    
    Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.
    
    Агаре древле, душе, египтяныне уподобилася еси, поработившися произволением и рождши новаго Исмаила, презорство.
    
    Иаковлю лествицу разумела еси, душе моя, являемую от земли к Небесем: почто не имела еси восхода тверда, благочестия.
    
    Священника Божия и царя уединена, Христово подобие в мире жития, в человецех подражай.
    
    Обратися, постени душе окаянная, прежде даже не приимет конец жития торжество, прежде даже дверь не заключит чертога Господь.
    
    Не буди столп сланый, душе, возвратившися вспять, образ да устрашит тя содомский, горе в Сигор спасайся.
    
    Моления, Владыко, Тебе поющих не отвержи, но ущедри, Человеколюбче, и подаждь верою просящим оставление.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.
    И ныне, Богородичен:
    От Отца безлетна Сына, в лето Богородительнице неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.

Песнь 4
    
    Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    
    Время живота моего мало и исполнено болезней и лукавства, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Царским достоинством, венцем и багряницею одеян, многоименный человек и праведный, богатством кипя и стады, внезапу богатства, славы царства, обнищав, лишися.
    
    Аще праведен бяше он и непорочен паче всех, и не убеже ловления льстиваго и сети; ты же грехолюбива сущи, окаянная душе, что сотвориши, аще чесому от недоведомых случится наити тебе?
    
    Высокоглаголив ныне есмь, жесток же и сердцем, вотще и всуе, да не с фарисеем осудиши мя. Паче же мытарево смирение подаждь ми, Едине Щедре, Правосуде, и сему мя сочисли.
    
    Согреших, досадив сосуду плоти моея, вем, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Самоистукан бых страстьми, душу мою вредя, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Не послушах гласа Твоего, преслушах Писание Твое, Законоположника, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Великих безместий во глубину низведшися, неодержима была еси, но востекла еси помыслом лучшим к крайней деяньми яве добродетели преславно, ангельское естество, Марие, удививши.
    Слава, Троичен:
    Нераздельное существом, неслитное Лицы, богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.
    И ныне, Богородичен:
    И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

Песнь 5
    
    Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.
    
    Низу сничащую подражай, о душе, прииди, припади к ногама Иисусовыма, да тя исправит, и да ходиши право стези Господни.
    
    Аще и кладязь еси глубокий, Владыко, источи ми воду из пречистых Твоих жил, да, яко самаряныня, не ктому, пияй, жажду: жизни бо струи источаеши.
    
    Силоам да будут ми слезы моя, Владыко Господи, да умыю и аз зеницы сердца и вижду Тя умно, Света превечна.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Несравненным желанием, всебогатая, древу возжелевши поклонитися животному, сподобилася еси желания, сподоби убо и мене улучити вышния славы.
    Слава, Троичен:
    Тя, Троице, славим, Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.
    И ныне, Богородичен:
    Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

Песнь 6
    
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    
    Аз есмь, Спасе, юже погубил еси древле царскую драхму; но вжег светильник, Предтечу Твоего, Слове, взыщи и обрящи Твой образ.
    
    Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Да страстей пламень угасиши, слез капли источала еси присно, Марие, душею распалаема, ихже благодать подаждь и мне, твоему рабу.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Безстрастие Небесное стяжала еси крайним на земли житием, мати. Темже тебе поющим, от страстей избавитися молитвами твоими молися.
    Слава, Троичен:
    Троица есмь Проста, Нераздельна, Раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.
    И ныне, Богородичен:
    Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.
    Господи, помилуй (трижды)
    Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. И ныне и присно и во веки веков. Аминь.
    Кондак, глас 6:
    Душе моя, душе моя, востани, что спиши? Конец приближается, и имаши смутитися, воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.

Песнь 7
    
    Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.
    
    Исчезоша дние мои, яко соние востающаго; темже, яко Езекия, слезю на ложи моем, приложитися мне летом живота. Но кий Исаия предстанет тебе, душе, аще не всех Бог?
    
    Припадаю Ти и приношу Тебе, якоже слезы, глаголы моя: согреших, яко не согреши блудница, и беззаконновах, яко иный никтоже на земли. Но ущедри, Владыко, творение Твое и воззови мя.
    
    Погребох образ Твой и растлих заповедь Твою, вся помрачися доброта, и страстьми угасися, Спасе, свеща. Но, ущедрив, воздаждь ми, якоже поет Давид, радование.
    
    Обратися, покайся, открый сокровенная, глаголи Богу, вся ведущему: Ты веси моя тайная, едине Спасе. Но Сам мя помилуй, якоже поет Давид, по милости Твоей.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Возопивши к Пречистей Богоматери, первее отринула еси неистовство страстей, нужно стужающих, и посрамила еси врага запеншаго. Но даждь ныне помощь от скорби и мне, рабу твоему.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Егоже возлюбила еси, Егоже возжелела еси, Егоже ради плоть изнурила еси, преподобная, моли ныне Христа о рабех: яко да милостив быв всем нам, мирное состояние дарует почитающим Его.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.
    И ныне, Богородичен:
    Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, небесная.

Песнь 8
    
    Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут Херувими и Серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    
    Слезную, Спасе, сткляницу яко миро истощавая на главу, зову Ти, якоже блудница, милости ищущая, мольбу приношу и оставление прошу прияти.
    
    Аще и никтоже, якоже аз, согреши Тебе, но обаче приими и мене, благоутробне Спасе, страхом кающася и любовию зовуща: согреших Тебе Единому, помилуй мя, Милостиве.
    
    Пощади, Спасе, Твое создание и взыщи, яко Пастырь, погибшее, предвари заблуждшаго, восхити от волка, сотвори мя овча на пастве Твоих овец.
    
    Егда, Судие, сядеши, яко благоутробен, и покажеши страшную славу Твою, Спасе, о каковый страх тогда, пещи горящей, всем боящимся нестерпимаго судища Твоего.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Света незаходимаго Мати тя просветивши, от омрачения страстей разреши. Темже вшедши в духовную благодать, просвети, Марие, тя верно восхваляющия.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Чудо ново видев, ужасашеся божественный в тебе воистинну, мати, Зосима: ангела бо зряше во плоти и ужасом весь исполняшеся, Христа поя во веки.
    Слава, Троичен:
    Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.
    И ныне, Богородичен:
    Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася; темже Богородицу воистинну Тя почитаем.

Песнь 9
    
    Ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества; темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.
    
    Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующияся словом исцеливый, глас же благоутробный, яко разбойнику, мне рцы: аминь, глаголю тебе, со Мною будеши в раи, егда прииду во славе Моей.
    
    Разбойник оглаголоваше Тя, разбойник богословяше Тя: оба бо на кресте свисяста. Но, о Благоутробне, яко верному разбойнику Твоему, познавшему Тя Бога, и мне отверзи дверь славнаго Царствия Твоего.
    
    Тварь содрогашеся, распинаема Тя видящи, горы и камения страхом распадахуся, и земля сотрясашеся, и ад обнажашеся, и соомрачашеся свет во дне, зря Тебе, Иисусе, пригвождена ко Кресту.
    
    Достойных покаяния плодов не истяжи от мене, ибо крепость моя во мне оскуде; сердце мне даруй присно сокрушенное, нищету же духовную: да сия Тебе принесу яко приятную жертву, едине Спасе.
    
    Судие мой и Ведче мой, хотяй паки приити со ангелы судити миру всему, милостивным Твоим оком тогда видев мя, пощади и ущедри мя, Иисусе, паче всякаго естества человеча согрешивша.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Удивила еси всех странным житием твоим, ангелов чины и человеков соборы, невещественно поживши и естество прешедши; имже, яко невещественныма ногама вшедши, Марие, Иордан прешла еси.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Умилостиви Создателя о хвалящих тя, преподобная мати, избавитися озлоблений и скорбей, окрест нападающих: да избавившеся от напастей, возвеличим непрестанно прославльшаго тя Господа.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.
    Слава, Троичен:
    Отца прославим, Сына превознесем, Божественному Духу верно поклонимся, Троице Нераздельней, Единице по существу, яко Свету, и Светом, и Животу, и Животом, животворящему, и просвещающему концы.
    И ныне, Богородичен:
    Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.

В четверг пятой седмицы Великого поста [2]

Песнь 1
    
    Ирмос: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его, Бог Отца моего, и вознесу Его: славно бо прославися.
    Помилуй мя, Боже, помилуй мя. [1]
    Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но яко благоутробен, даждь ми прегрешений оставление.
    
    Гряди, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждься, и останися прочее преждняго безсловесия, и принеси Богу в покаянии слезы.
    
    Первозданнаго Адама преступлению поревновав, познах себе обнажена от Бога и присносущнаго Царствия и сладости, грех ради моих.
    
    Увы мне, окаянная душе, что уподобилася еси первей Еве? Видела бо еси зле, и уязвилася еси горце, и коснулася еси древа, и вкусила еси дерзостно безсловесныя снеди.
    
    Вместо Евы чувственныя мысленная ми бысть Ева, во плоти страстный помысл, показуяй сладкая и вкушаяй присно горькаго напоения.
    
    Достойно из Едема изгнан бысть, яко не сохранив едину Твою, Спасе, заповедь Адам: аз же что постражду, отметая всегда животная Твоя словеса?
    
    Каиново прешед убийство, произволением бых убийца совести душевней, оживив плоть и воевав на ню лукавыми моими деяньми.
    
    Авелеве, Иисусе, не уподобихся правде, дара Тебе приятна не принесох когда, ни деяния божественна, ни жертвы чистыя, ни жития непорочнаго.
    
    Яко Каин и мы, душе окаянная, всех Содетелю деяния скверная, и жертву порочную, и непотребное житие принесохом вкупе: темже и осудихомся.
    
    Брение Здатель живосоздав, вложил еси мне плоть, и кости, и дыхание, и жизнь; но, о Творче мой, Избавителю мой и Судие, кающася приими мя.
    
    Извещаю Ти, Спасе, грехи, яже содеях, и души и тела моего язвы, яже внутрь убийственнии помыслы разбойнически на мя возложиша.
    
    Аще и согреших, Спасе, но вем, яко Человеколюбец еси, наказуеши милостивно и милосердствуеши тепле: слезяща зриши и притекаеши, яко отец, призывая блуднаго.
    
    Повержена мя, Спасе, пред враты Твоими, поне на старость не отрини мене во ад тща, но прежде конца, яко Человеколюбец, даждь ми прегрешений оставление.
    
    Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив, Ты мя ущедри.
    
    В разбойники впадый аз есмь помышленьми моими, весь от них уязвихся ныне и исполнихся ран, но, Сам ми представ, Христе Спасе, исцели.
    
    Священник, мя предвидев, мимо иде, и левит, видя в лютых нага, презре, но, из Марии возсиявый, Иисусе, Ты, представ, ущедри мя.
    
    Агнче Божий, вземляй грехи всех, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Покаяния время, прихожду Ти, Создателю моему: возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Не возгнушайся мене, Спасе, не отрини от Твоего лица, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь мне грехопадений оставление.
    
    Вольная, Спасе, и невольная прегрешения моя, явленная и сокровенная и ведомая и неведомая, вся простив, яко Бог, очисти и спаси мя.
    
    От юности, Христе, заповеди Твоя преступих, всестрастно небрегий, унынием преидох житие. Темже зову Ти, Спасе: поне на конец спаси мя.
    
    Богатство мое, Спасе, изнурив в блуде, пуст есмь плодов благочестивых, алчен же зову: Отче щедрот, предварив, Ты мя ущедри.
    
    Тебе припадаю, Иисусе, согреших Ти, очисти мя, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробен, даждь ми слезы умиления.
    
    Не вниди со мною в суд, нося моя деяния, словеса изыскуя и исправляя стремления. Но в щедротах Твоих презирая моя лютая, спаси мя, Всесильне.
    Иный канон преподобныя матере нашея Марии Египетския, глас 6:
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Ты ми даждь светозарную благодать от Божественнаго свыше промышления избежати страстей омрачения и пети усердно твоего, Марие, жития красная исправления.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Приклоньшися Христовым Божественным законом, к сему приступила еси, сладостей неудержимая стремления оставивши, и всякую добродетель всеблагоговейно, яко едину, исправила еси.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Молитвами твоими нас, Андрее, избави страстей безчестных и Царствия ныне Христова общники верою и любовию воспевающия тя, славне, покажи, молимся.
    Слава, Троичен:
    Пресущественная Троице, во Единице покланяемая, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко благоутробна, даждь ми слезы умиления.
    И ныне, Богородичен:
    Богородице, Надежде и Предстательство Тебе поющих, возьми бремя от мене тяжкое греховное и, яко Владычица Чистая, кающася приими мя.

Песнь 2
    
    Ирмос: Вонми небо, и возглаголю, и воспою Христа, от Девы плотию пришедшаго.
    
    Вонми небо, и возглаголю, земле внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий Его.
    
    Вонми ми Боже Спасе мой, милостивным Твоим оком и приими мое теплое исповедание.
    
    Согреших паче всех человек, един согреших Тебе; но ущедри, яко Бог, Спасе, творение Твое.
    
    Буря мя злых обдержит, благоутробне Господи; но яко Петру и мне руку простри.
    
    Слезы блудницы, Щедре, и аз предлагаю, очисти мя, Спасе, благоутробием Твоим.
    
    Омрачих душевную красоту страстей сластьми и всячески весь ум персть сотворих.
    
    Раздрах ныне одежду мою первую, юже ми изтка Зиждитель из начала, и оттуду лежу наг.
    
    Облекохся в раздранную ризу, юже изтка ми змий советом, и стыждуся.
    
    Слезы блудницы, Щедре, и аз предлагаю, очисти мя, Спасе, благоутробием Твоим.
    
    Воззрех на садовную красоту и прельстихся умом: и оттуду лежу наг и срамляюся.
    
    Делаша на хребте моем вси начальницы страстей, продолжающе на мя беззаконие их.
    
    Погубих первозданную доброту и благолепие мое и ныне лежу наг и стыждуся.
    
    Сшиваше кожныя ризы грех мне, обнаживый мя первыя боготканныя одежды.
    
    Обложен есмь одеянием студа, якоже листвием смоковным, во обличение моих самовластных страстей.
    
    Одеяхся в срамную ризу и окровавленную студно течением страстнаго и любосластнаго живота.
    
    Оскверних плоти моея ризу и окалях еже по образу, Спасе, и по подобию.
    
    Впадох в страстную пагубу и в вещественную тлю, и оттоле до ныне враг мне досаждает.
    
    Любовещное и любоименное житие, невоздержанием, Спасе, предпочет ныне, тяжким бременем обложен есмь.
    
    Украсих плотский образ скверных помышлений различным обложением и осуждаюся.
    
    Внешним прилежно благоукрашением единем попекохся, внутреннюю презрев Богообразную скинию.
    
    Вообразив моих страстей безобразие, любосластными стремленьми погубих ума красоту.
    
    Погребох перваго образа доброту, Спасе, страстьми, юже, яко иногда драхму, взыскав, обрящи.
    
    Согреших, якоже блудница, вопию Ти: един согреших Тебе; яко миро, приими, Спасе, и моя слезы.
    
    Поползохся, яко Давид, блудно и осквернихся, но омый и мене, Спасе, слезами.
    
    Очисти, якоже мытарь, вопию Ти, Спасе, очисти мя: никтоже бо сущих из Адама, якоже аз, согреших Тебе.
    
    Ни слез, ниже покаяния имам, ниже умиления. Сам ми сия, Спасе, яко Бог, даруй.
    
    Дверь Твою не затвори мне тогда, Господи, Господи, но отверзи ми сию, кающемуся Тебе.
    
    Человеколюбче, хотяй всем спастися, Ты воззови мя и приими, яко благ, кающагося.
    
    Внуши воздыхания души моея и очию моею приими капли, Спасе, и спаси мя.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Пречистая Богородице Дево, Едина Всепетая, моли прилежно, во еже спастися нам.
    Иный канон
    Ирмос: Видите, видите, яко Аз есмь Бог, манну одождивый и воду из камене источивый древле в пустыни людем Моим, десницею единою и крепостию Моею.
    
    Видите, видите, яко Аз есмь Бог, внушай, душе моя, Господа вопиюща, и удалися прежняго греха, и бойся, яко неумытнаго и яко Судии и Бога.
    
    Кому уподобилася еси, многогрешная душе? токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленьми.
    
    Вся прежде закона претекши, о душе, Сифу не уподобилася еси, ни Еноса подражала еси, ни Еноха преложением, ни Ноя, но явилася еси убога праведных жизни.
    
    Едина отверзла еси хляби гнева Бога Твоего, душе моя, и потопила еси всю, якоже землю, плоть, и деяния, и житие, и пребыла еси вне спасительнаго ковчега.
    
    Мужа убих, глаголет, в язву мне и юношу в струп, Ламех рыдая вопияше; ты же не трепещеши, о душе моя, окалявши плоть и ум осквернивши.
    
    О како поревновах Ламеху, первому убийце, душу, яко мужа, ум, яко юношу, яко брата же моего, тело убив, яко Каин убийца, любосластными стремленьми.
    
    Столп умудрила еси создати, о душе, и утверждение водрузити твоими похотьми, аще не бы Зиждитель удержал советы твоя и низвергл на землю ухищрения твоя.
    
    Уязвихся, уранихся, се стрелы вражия, уязвившия мою душу и тело; се струпи, гноения, омрачения вопиют, раны самовольных моих страстей.
    
    Одожди Господь от Господа огнь иногда на беззаконие гневающее, сожег содомляны; ты же огнь вжегла еси геенский, в немже имаши, о душе, сожещися.
    
    Разумейте и видите, яко Аз есмь Бог, испытаяй сердца и умучаяй мысли, обличаяй деяния, и попаляяй грехи, и судяй сиру, и смирену, и нищу.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Простерла еси руце твои к щедрому Богу, Марие, в бездне зол погружаемая, и якоже Петру человеколюбно руку Божественную простре твое обращение всячески Иский.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Всем усердием и любовию притекла еси Христу, первый греха путь отвращши, и в пустынях непроходимых питающися, и Того чисте совершающи Божественныя заповеди.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Видим, видим человеколюбие, о душе, Бога и Владыки; сего ради прежде конца тому со слезами припадем вопиюще: Андрея молитвами, Спасе, помилуй нас.
    Слава, Троичен:
    Безначальная, Несозданная Троице, Нераздельная Единице, кающася мя приими, согрешивша спаси, Твое есмь создание, не презри, но пощади и избави мя огненнаго осуждения.
    И ныне, Богородичен:
    Пречистая Владычице, Богородительнице, Надеждо к Тебе притекающих и пристанище сущих в бури, Милостиваго и Создателя и Сына Твоего умилостиви и мне молитвами Твоими.

Песнь 3
    
    Ирмос: На недвижимом, Христе, камени заповедей Твоих утверди мое помышление.
    
    Огнь от Господа иногда Господь одождив, землю содомскую прежде попали.
    
    На горе спасайся, душе, якоже Лот оный, и в Сигор угонзай.
    
    Бегай запаления, о душе, бегай содомскаго горения, бегай тления Божественнаго пламене.
    
    Исповедаюся Тебе, Спасе, согреших, согреших Ти, но ослаби, остави ми, яко благоутробен.
    
    Согреших Тебе един аз, согреших паче всех, Христе Спасе, да не презриши мене.
    
    Ты еси Пастырь Добрый, взыщи мене, агнца, и заблуждшаго да не презриши мене.
    
    Ты еси сладкий Иисусе, Ты еси Создателю мой, в Тебе, Спасе, оправдаюся.
    Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.
    О Троице Единице Боже, спаси нас от прелести, и искушений, и обстояний.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Радуйся, Богоприятная утробо, радуйся, престоле Господень, радуйся, Мати Жизни нашея.
    Иный канон
    Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.
    
    Источник живота стяжах Тебе, смерти Низложителя, и вопию Ти от сердца моего прежде конца: согреших, очисти и спаси мя.
    
    При Нои, Спасе, блудствовавшия подражах, онех наследствовав осуждение в потопе погружения.
    
    Согреших, Господи, согреших Тебе, очисти мя: несть бо иже кто согреши в человецех, егоже не превзыдох прегрешеньми.
    
    Хама онаго, душе, отцеубийца подражавши, срама не покрыла еси искренняго, вспять зря возвратившися.
    
    Благословения Симова не наследовала еси, душе окаянная, ни пространное одержание, якоже Иафеф, имела еси на земли оставления.
    
    От земли Харран изыди от греха, душе моя, гряди в землю, точащую присноживотное нетление, еже Авраам наследствова.
    
    Авраама слышала еси, душе моя, древле оставльша землю отечества и бывша пришельца, сего произволению подражай.
    
    У дуба Мамврийскаго учредив патриарх ангелы, наследствова по старости обетования ловитву.
    
    Исаака, окаянная душе моя, разумевши новую жертву, тайно всесожженную Господеви, подражай его произволению.
    
    Исмаила слышала еси, трезвися, душе моя, изгнана, яко рабынино отрождение, виждь, да не како подобно что постраждеши, ласкосердствующи.
    
    Агаре древле, душе, египтяныне уподобилася еси, поработившися произволением и рождши новаго Исмаила, презорство.
    
    Иаковлю лествицу разумела еси, душе моя, являемую от земли к Небесем: почто не имела еси восхода тверда, благочестия.
    
    Священника Божия и царя уединена, Христово подобие в мире жития, в человецех подражай.
    
    Не буди столп сланый, душе, возвратившися вспять, образ да устрашит тя содомский, горе в Сигор спасайся.
    
    Запаления, якоже Лот, бегай, душе моя, греха, бегай Содомы и Гоморры, бегай пламене всякаго безсловеснаго желания.
    
    Помилуй, Господи, помилуй мя, вопию Ти, егда приидеши со ангелы Твоими воздати всем по достоянию деяний.
    
    Моления, Владыко, Тебе поющих не отвержи, но ущедри, Человеколюбче, и подаждь верою просящим оставление.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Содержим есмь бурею и треволнением согрешений, но сама мя, мати, ныне спаси и к пристанищу Божественнаго покаяния возведи.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Рабское моление и ныне, преподобная, принесши ко благоутробней молитвами твоими Богородице, отверзи ми Божественныя входы.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Твоими молитвами даруй и мне оставление долгов, о Андрее, Критский председателю, покаяния бо ты таинник преизрядный.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Несозданная, Безначальное Естество, в Троице певаемая Ипостасей, спаси ны, верою покланяющияся державе Твоей.
    И ныне, Богородичен:
    От Отца безлетна Сына в лето, Богородительнице, неискусомужно родила еси, странное чудо, пребывши Дева доящи.
    Ирмос: Утверди, Господи, на камени заповедей Твоих подвигшееся сердце мое, яко Един Свят еси и Господь.
    Седален, глас 8:
    Светила богозрачная, Спасовы апостоли, просветите нас во тьме жития, яко да во дни ныне благообразно ходим, светом воздержания нощных страстей отбегающе, и светлыя страсти Христовы узрим, радующеся.
    Слава, другий седален, глас тойже:
    Апостольская двоенадесятице Богоизбранная, мольбу Христу ныне принеси, постное поприще всем прейти, совершающим во умилении молитвы, творящим усердно добродетели, яко да сице предварим видети Христа Бога славное Воскресение, славу и хвалу приносяще.
    И ныне, Богородичен:
    Непостижимаго Бога, Сына и Слово, несказанно паче ума из Тебе рождшееся, моли, Богородице, со апостолы, мир вселенней чистый подати, и согрешений дати нам прежде конца прощение, и Царствия Небеснаго крайния ради благости сподобити рабы Твоя.
    Таже трипеснец, глас 8:

Песнь 4
    
    Ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Воздержанием поживше, просвещеннии Христовы апостоли, воздержания время нам ходатайствы Божественными утишают.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Двоенадесятострунный орган песнь воспе спасительную, учеников лик Божественный, лукавая возмущая гласования.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Одождением духовным всю подсолнечную напоисте, сушу отгнавше многобожия, всеблаженнии.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Смирившася спаси мя, высокомудренно пожившаго, рождшая Вознесшаго смиренное естество, Дево Всечистая.
    Иный канон
    Ирмос, глас тойже: Услышах, Господи, смотрения Твоего таинство, разумех дела Твоя и прославих Твое Божество.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Апостольское всечестное ликостояние, Зиждителя всех молящее, проси помиловати ны, восхваляющия тя.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Яко делателе суще, Христовы апостоли, во всем мире Божественным словом возделавшии, приносите плоды Ему всегда.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Виноград бысте Христов воистинну возлюбленный, вино бо духовное источисте миру, апостоли.
    Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.
    Преначальная, Сообразная, Всесильнейшая Троице Святая, Отче, Слове и Душе Святый, Боже, Свете и Животе, сохрани стадо Твое.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Радуйся, престоле огнезрачный, радуйся, светильниче свещеносный, радуйся, горо освящения, ковчеже Жизни, святых святая сене.
    Великаго канона ирмос: Услыша пророк пришествие Твое, Господи, и убояся, яко хощеши от Девы родитися и человеком явитися, и глаголаше: услышах слух Твой и убояхся, слава силе Твоей, Господи.
    
    Дел Твоих да не презриши, создания Твоего да не оставиши, Правосуде. Аще и един согреших, яко человек, паче всякаго человека, Человеколюбче; но имаши, яко Господь всех, власть оставляти грехи.
    
    Приближается, душе, конец, приближается, и нерадиши, ни готовишися, время сокращается: востани, близ при дверех Судия есть. Яко соние, яко цвет, время жития течет: что всуе мятемся?
    
    Воспряни, о душе моя, деяния твоя, яже соделала еси, помышляй, и сия пред лице твое принеси, и капли испусти слез твоих; рцы со дерзновением деяния и помышления Христу и оправдайся.
    
    Не бысть в житии греха, ни деяния, ни злобы, еяже аз, Спасе, не согреших, умом, и словом, и произволением, и предложением, и мыслию, и деянием согрешив, яко ин никтоже когда.
    
    Отсюду осужден бых, отсюду и препрен бых аз, окаянный, от своея совести, еяже ничтоже в мире нужнейше: Судие, Избавителю мой и Ведче, пощади, и избави, и спаси мя, раба Твоего.
    
    Лествица, юже виде древле великий в патриарсех, указание есть, душе моя, деятельнаго восхождения, разумнаго возшествия: аще хощеши убо деянием, и разумом, и зрением пожити, обновися.
    
    Зной дневный претерпе лишения ради патриарх и мраз нощный понесе, на всяк день снабдения творя, пасый, труждаяйся, работаяй, да две жене сочетает.
    
    Жены ми две разумей, деяние же и разум в зрении, Лию убо деяние, яко многочадную, Рахиль же разум, яко многотрудную; ибо кроме трудов ни деяние, ни зрение, душе, исправится.
    
    Бди, о душе моя, изрядствуй, якоже древле великий в патриарсех, да стяжеши деяние с разумом, да будеши ум, зряй Бога, и достигнеши незаходящий мрак в видении, и будеши великий купец.
    
    Дванадесяте патриархов великий в патриарсех детотворив, тайно утверди тебе лествицу деятельнаго, душе моя, восхождения: дети, яко основания, степени, яко восхождения, премудренно подложив.
    
    Исава возненавиденнаго подражала еси, душе, отдала еси прелестнику твоему первыя доброты первенство, и отеческия молитвы отпала еси, и дважды поползнулася еси, окаянная, деянием и разумом: темже ныне покайся.
    
    Едом Исав наречеся, крайняго ради женонеистовнаго смешения: невоздержанием бо присно разжигаем и сластьми оскверняем, Едом именовася, еже глаголется разжжение души любогреховныя.
    
    Иова на гноищи слышавши, о душе моя, оправдавшагося, того мужеству не поревновала еси, твердаго не имела еси предложения во всех, яже веси, и имиже искусилася еси, но явилася еси нетерпелива.
    
    Иже первее на престоле, наг ныне на гноище гноен, многий в чадех и славный, безчаден и бездомок напрасно: палату убо гноище и бисерие струпы вменяше.
    
    Царским достоинством, венцем и багряницею одеян, многоименный человек и праведный, богатством кипя и стады, внезапу богатства, славы царства, обнищав, лишися.
    
    Аще праведен бяше он и непорочен паче всех, и не убеже ловления льстиваго и сети; ты же грехолюбива сущи, окаянная душе, что сотвориши, аще чесому от недоведомых случится наити тебе?
    
    Тело осквернися, дух окаляся, весь острупихся, но яко врач, Христе, обоя покаянием моим уврачуй, омый, очисти, покажи, Спасе мой, паче снега чистейша.
    
    Тело Твое и кровь, распинаемый о всех, положил еси, Слове: тело убо, да мя обновиши, кровь, да омыеши мя. Дух же предал еси, да мя приведеши, Христе, Твоему Родителю.
    
    Соделал еси спасение посреде земли, Щедре, да спасемся. Волею на древе распялся еси, Едем затворенный отверзеся, горняя и дольняя тварь, языцы вси спасени покланяются Тебе.
    
    Да будет ми купель кровь из ребр Твоих, вкупе и питие, источившее воду оставления, да обоюду очищаюся, помазуяся и пия, яко помазание и питие, Слове, животочная Твоя словеса.
    
    Наг есмь чертога, наг есмь и брака, купно и вечери, светильник угасе, яко безъелейный, чертог заключися мне спящу, вечеря снедеся, аз же по руку и ногу связан, вон низвержен есмь.
    
    Чашу Церковь стяжа, ребра Твоя живоносная, из нихже сугубыя нам источи токи оставления и разума, во образ древняго и новаго, двоих вкупе заветов, Спасе наш.
    
    Время живота моего мало и исполнено болезней и лукавства, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание, ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Высокоглаголив ныне есмь, жесток же и сердцем, вотще и всуе, да не с фарисеем осудиши мя. Паче же мытарево смирение подаждь ми, Едине Щедре, Правосуде, и сему мя сочисли.
    
    Согреших, досадив сосуду плоти моея, вем, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Самоистукан бых страстьми, душу мою вредя, Щедре, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    
    Не послушах гласа Твоего, преслушах Писание Твое, Законоположника, но в покаянии мя приими и в разум призови, да не буду стяжание ни брашно чуждему, Спасе, Сам мя ущедри.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Безплотных жительство в плоти преходящи, благодать, преподобная, к Богу велию воистинну прияла еси, верно о чтущих тя предстательствуй. Темже молим тя, от всяких напастей и нас молитвами твоими избави.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Великих безместий во глубину низведшися, неодержима была еси, но востекла еси помыслом лучшим к крайней деяньми яве добродетели преславно, ангельское естество, Марие, удививши.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее, отеческая похвало, молитвами твоими не престай, моляся, предстоя Троице Пребожественней, яко да избавимся мучения, любовию предстателя тя Божественнаго, всеблаженне, призывающии, Криту удобрение.
    Слава, Троичен:
    Нераздельное Существом, Неслитное Лицы богословлю Тя, Троическое Едино Божество, яко Единоцарственное и Сопрестольное, вопию Ти песнь великую, в вышних трегубо песнословимую.
    И ныне, Богородичен:
    И раждаеши, и девствуеши, и пребываеши обоюду естеством Дева, Рождейся обновляет законы естества, утроба же раждает нераждающая. Бог идеже хощет, побеждается естества чин: творит бо, елика хощет.

Песнь 5
    
    Ирмос: От нощи утренююща, Человеколюбче, просвети, молюся, и настави и мене на повеления Твоя, и научи мя, Спасе, творити волю Твою.
    
    В нощи житие мое преидох присно, тьма бо бысть, и глубока мне мгла, нощь греха, но яко дне сына, Спасе, покажи мя.
    
    Рувима подражая, окаянный аз содеях беззаконный и законопреступный совет на Бога Вышняго, осквернив ложе мое, яко отчее он.
    
    Исповедаюся Тебе, Христе Царю: согреших, согреших, яко прежде Иосифа братия продавшии, чистоты плод и целомудрия.
    
    От сродников праведная душа связася, продася в работу сладкий во образ Господень; ты же вся, душе, продалася еси злыми твоими.
    
    Иосифа праведнаго и целомудреннаго ума подражай, окаянная и неискусная душе, и не оскверняйся безсловесными стремленьми, присно беззаконнующи.
    
    Аще и в рове поживе иногда Иосиф, Владыко Господи, но во образ погребения и востания Твоего: аз же что Тебе когда сицевое принесу?
    
    Моисеов слышала еси ковчежец, душе, водами, волнами носим речными, яко в чертозе древле бегающий дела, горькаго совета фараонитска.
    
    Аще бабы слышала еси, убивающия иногда безвозрастное мужеское, душе окаянная, целомудрия деяние, ныне, яко великий Моисей, сси премудрость.
    
    Яко Моисей великий египтянина, ума, уязвивши, окаянная, не убила еси, душе; и како вселишися, глаголи, в пустыню страстей покаянием?
    
    В пустыню вселися великий Моисей; гряди убо, подражай того житие, да и в купине Богоявления, душе, в видении будеши.
    
    Моисеов жезл воображай, душе, ударяющий море и огустевающий глубину во образ Креста Божественнаго: имже можеши и ты великая совершити.
    
    Аарон приношаше огнь Богу непорочный, нелестный; но Офни и Финеес, яко ты, душе, приношаху чуждее Богу, оскверненное житие.
    
    Яко тяжкий нравом, фараону горькому бых, Владыко, Ианни и Иамври, душею и телом, и погружен умом, но помози ми.
    
    Калу примесихся, окаянный, умом, омый мя, Владыко, банею моих слез, молю Тя, плоти моея одежду убелив яко снег.
    
    Аще испытаю моя дела, Спасе, всякаго человека превозшедша грехами себе зрю, яко разумом мудрствуяй, согреших не неведением.
    
    Пощади, пощади, Господи, создание Твое, согреших, ослаби ми, яко естеством чистый Сам сый Един, и ин разве Тебе никтоже есть кроме скверны.
    
    Мене ради Бог сый, вообразился еси в мя, показал еси чудеса, исцелив прокаженныя и разслабленнаго стягнув, кровоточивыя ток уставил еси, Спасе, прикосновением риз.
    
    Кровоточивую подражай, окаянная душе, притецы, удержи ометы Христовы, да избавишися ран и услышиши от Него: вера твоя спасе тя.
    
    Низу сничащую подражай, о душе, прииди, припади к ногама Иисусовыма, да тя исправит, и да ходиши право стези Господни.
    
    Аще и кладязь еси глубокий, Владыко, источи ми воду из пречистых Твоих жил, да, яко самаряныня, не ктому, пияй, жажду: жизни бо струи источаеши.
    
    Силоам да будут ми слезы моя, Владыко Господи, да умыю и аз зеницы сердца и вижду Тя умно, Света превечна.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Несравненным желанием, всебогатая, древу возжелевши поклонитися животному, сподобилася еси желания, сподоби убо и мене улучити вышния славы.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Струи Иорданския прешедши, обрела еси покой безболезненный, плоти сласти избежавши, еяже и нас изми твоими молитвами, преподобная.
    Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас.
    Яко пастырей изряднейша, Андрее премудре, избранна суща тя, любовию велиею и страхом молю, твоими молитвами спасение улучити и жизнь вечную.
    Слава, Троичен:
    Тя, Троице, славим, Единаго Бога: Свят, Свят, Свят еси, Отче, Сыне и Душе, Простое Существо, Единице присно покланяемая.
    И ныне, Богородичен:
    Из Тебе облечеся в мое смешение, нетленная, безмужная Мати Дево, Бог, создавый веки, и соедини Себе человеческое естество.

Песнь 6
    
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    
    Слезы, Спасе, очию моею и из глубины воздыхания чисте приношу, вопиющу сердцу: Боже, согреших Ти, очисти мя.
    
    Уклонилася еси, душе, от Господа твоего, якоже Дафан и Авирон, но пощади, воззови из ада преисподняго, да не пропасть земная тебе покрыет.
    
    Яко юница, душе, разсвирепевшая, уподобилася еси Ефрему, яко серна от тенет сохрани житие, вперивши деянием ум и зрением.
    
    Рука нас Моисеова да уверит, душе, како может Бог прокаженное житие убелити и очистити, и не отчайся сама себе, аще и прокаженна еси.
    
    Волны, Спасе, прегрешений моих, яко в мори Чермнем возвращающеся, покрыша мя внезапу, яко египтяны иногда и тристаты.
    
    Неразумное, душе, произволение имела еси, яко прежде Израиль: Божественныя бо манны предсудила еси безсловесно любосластное страстей объядение.
    
    Кладенцы, душе, предпочла еси хананейских мыслей паче жилы камене, из негоже премудрости река, яко чаша, проливает токи богословия.
    
    Свиная мяса и котлы и египетскую пищу паче Небесныя предсудила еси, душе моя, якоже древле неразумнии людие в пустыни.
    
    Яко удари Моисей, раб Твой, жезлом камень, образно животворивая ребра Твоя прообразоваше, из нихже вси питие жизни, Спасе, почерпаем.
    
    Испытай, душе, и смотряй, якоже Иисус Навин, обетования землю, какова есть, и вселися в ню благозаконием.
    
    Востани и побори, яко Иисус Амалика, плотския страсти, и гаваониты, лестныя помыслы, присно побеждающи.
    
    Прейди времене текущее естество, яко прежде ковчег, и земли оныя буди во одержании обетования, душе, Бог повелевает.
    
    Яко спасл еси Петра, возопивша, спаси, предварив мя, Спасе, от зверя избави, простер Твою руку, и возведи из глубины греховныя.
    
    Пристанище Тя вем утишное, Владыко, Владыко Христе, но от незаходимых глубин греха и отчаяния мя, предварив, избави.
    
    Аз есмь, Спасе, юже погубил еси древле царскую драхму; но вжег светильник, Предтечу Твоего, Слове, взыщи и обрящи Твой образ.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Да страстей пламень угасиши, слез капли источала еси присно, Марие, душею распалаема, ихже благодать подаждь и мне, твоему рабу.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Безстрастие Небесное стяжала еси крайним на земли житием, мати. Темже тебе поющим, от страстей избавитися молитвами твоими молися.
    Преподобный отче Андрее, моли Бога о нас.
    Критскаго тя пастыря и председателя и вселенныя молитвенника ведый, притекаю, Андрее, и вопию ти: изми мя, отче, из глубины греха.
    Слава, Троичен:
    Троица есмь Проста, Нераздельна, раздельна Личне и Единица есмь естеством соединена, Отец глаголет, и Сын, и Божественный Дух.
    И ныне, Богородичен:
    Утроба Твоя Бога нам роди, воображена по нам: Егоже, яко Создателя всех, моли, Богородице, да молитвами Твоими оправдимся.
    Ирмос: Возопих всем сердцем моим к щедрому Богу, и услыша мя от ада преисподняго, и возведе от тли живот мой.
    Кондак, глас 6:
    Душе моя, душе моя, востани, что спиши? конец приближается, и имаши смутитися: воспряни убо, да пощадит тя Христос Бог, везде сый и вся исполняяй.
    Икос:
    Христово врачевство видя отверсто и от сего Адаму истекающее здравие, пострада, уязвися диавол и, яко бедствуя, рыдаше и своим другом возопи: что сотворю Сыну Мариину, убивает мя Вифлеемлянин, Иже везде сый и вся исполняяй.
    Таже блаженны, глас 6:
    Во Царствии Твоем помяни нас, Господи.
    Разбойника, Христе, рая жителя сотворил еси, на кресте Тебе возопивша: помяни мя; того покаянию сподоби и мене, недостойнаго.
    Блажени нищии духом, яко тех есть Царство Небесное.
    Маноя слышавши древле, душе моя, Бога в явлении бывша и из неплодове тогда приемша плод обетования, того благочестие подражай.
    Блажени плачущии, яко тии утешатся.
    Сампсоновой поревновавши лености, главу остригла еси, душе, дел твоих, предавши иноплеменником любосластием целомудренную жизнь и блаженную.
    Блажени кротции, яко тии наследят землю.
    Прежде челюстию ослею победивый иноплеменники, ныне пленение ласкосердству страстному обретеся; но избегни, душе моя, подражания, деяния и слабости.
    Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся.
    Варак и Иеффай военачальницы, судии Израилевы предпочтени быша, с нимиже Деворра мужеумная; тех доблестьми, душе, вмужившися, укрепися.
    Блажени милостивии, яко тии помиловани будут.
    Иаилино храбрство познала еси, душе моя, Сисара древле прободшую и спасение соделавшую древом острым, слышиши, имже тебе крест образуется.
    Блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят.
    Пожри, душе, жертву похвальную, деяние, яко дщерь, принеси от Иеффаевы чистейшую и заколи, яко жертву, страсти плотския Господеви твоему.
    Блажени миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся.
    Гедеоново руно помышляй, душе моя, с небесе росу подыми и приникни, якоже пес, и пий воду, от закона текущую, изгнетением письменным.
    Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царство Небесное.
    Илии священника осуждение, душе моя, восприяла еси, лишением ума приобретши страсти себе, якоже он чада, делати беззаконная.
    Блажени есте, егда поносят вам и изженут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради.
    В судиях левит небрежением свою жену дванадесятим коленом раздели, душе моя, да скверну обличит от Вениамина беззаконную.
    Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесех.
    Любомудренная Анна молящися, устне убо двизаше ко хвалению, глас же ея не слышашеся, но обаче неплодна сущи, сына молитвы раждает достойна.
    Помяни нас, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем.
    В судиях спричтеся Аннино порождение, великий Самуил, егоже воспитала Армафема в дому Господни; тому поревнуй, душе моя, и суди прежде инех дела твоя.
    Помяни нас, Владыко, егда приидеши во Царствии Твоем.
    Давид на царство избран, царски помазася рогом Божественного мира; ты убо, душе моя, аще хощеши вышняго Царствия, миром помажися слезами.
    Помяни нас, Святый, егда приидеши во Царствии Твоем.
    Помилуй создание Твое, Милостиве, ущедри руку Твоею творение и пощади вся согрешившия, и мене паче всех, Твоих презревшаго повелений.
    Слава, Троичен:
    Безначальну и рождению же и происхождению Отцу покланяюся рождшему, Сына славлю рожденнаго, пою сопросиявшаго Отцу же и Сыну Духа Святаго.
    И ныне, Богородичен:
    Преестественному Рождеству Твоему покланяемся, по естеству славы Младенца Твоего не разделяюще, Богородительнице: Иже бо Един Лицем, сугубыми исповедуется естествы.

Песнь 7
    
    Ирмос: Согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам; но не предаждь нас до конца, отцев Боже.
    
    Согреших, беззаконновах и отвергох заповедь Твою, яко во гресех произведохся, и приложих язвам струпы себе; но Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.
    
    Тайная сердца моего исповедах Тебе, Судии моему, виждь мое смирение, виждь и скорбь мою, и вонми суду моему ныне, и Сам мя помилуй, яко благоутробен, отцев Боже.
    
    Саул иногда, яко погуби отца своего, душе, ослята, внезапу царство обрете к прослутию; но блюди, не забывай себе, скотския похоти твоя произволивши паче Царства Христова.
    
    Давид иногда Богоотец, аще и согреши сугубо, душе моя, стрелою убо устрелен быв прелюбодейства, копием же пленен быв убийства томлением; но ты сама тяжчайшими делы недугуеши, самохотными стремленьми.
    
    Совокупи убо Давид иногда беззаконию беззаконие, убийству же любодейство растворив, покаяние сугубое показа абие; но сама ты, лукавнейшая душе, соделала еси, не покаявшися Богу.
    
    Давид иногда вообрази, списав яко на иконе песнь, еюже деяние обличает, еже содея, зовый: помилуй мя, Тебе бо Единому согреших всех Богу, Сам очисти мя.
    
    Кивот яко ношашеся на колеснице, Зан оный, егда превращшуся тельцу, точию коснуся, Божиим искусися гневом; но того дерзновения убежавши, душе, почитай Божественная честне.
    
    Слышала еси Авессалома, како на естество воста, познала еси того скверная деяния, имиже оскверни ложе Давида отца; но ты подражала еси того страстная и любосластная стремления.
    
    Покорила еси неработное твое достоинство телу твоему, иного бо Ахитофела обретши врага, душе, снизшла еси сего советом; но сия разсыпа Сам Христос, да ты всяко спасешися.
    
    Соломон чудный и благодати премудрости исполненный, сей лукавое иногда пред Богом сотворив, отступи от Него; емуже ты проклятым твоим житием, душе, уподобилася еси.
    
    Сластьми влеком страстей своих, оскверняшеся, увы мне, рачитель премудрости, рачитель блудных жен, и странен от Бога; егоже ты подражала еси умом, о душе, сладострастьми скверными.
    
    Ровоаму поревновала еси, не послушавшему совета отча, купно же и злейшему врагу Иеровоаму, прежнему отступнику, душе, но бегай подражания и зови Богу: согреших, ущедри мя.
    
    Ахаавовым поревновала еси сквернам, душе моя, увы мне, была еси плотских скверн пребывалище и сосуд срамлен страстей, но из глубины твоея воздохни и глаголи Богу грехи твоя.
    
    Попали Илия иногда дващи пятьдесят Иезавелиных, егда студныя пророки погуби во обличение Ахаавово, но бегай подражания двою, душе, и укрепляйся.
    
    Заключися тебе небо, душе, и глад Божий постиже тя, егда Илии Фесвитянина, якоже Ахаав, не покорися словесем иногда, но Сараффии уподобися, напитай пророчу душу.
    
    Манассиева собрала еси согрешения изволением, поставльши, яко мерзости, страсти, и умноживши, душе, негодование, но того покаянию ревнующи тепле, стяжи умиление.
    
    Припадаю Ти и приношу Тебе, якоже слезы, глаголы моя: согреших, яко не согреши блудница, и беззаконновах, яко иный никтоже на земли. Но ущедри, Владыко, творение Твое и воззови мя.
    
    Погребох образ Твой и растлих заповедь Твою, вся помрачися доброта, и страстьми угасися, Спасе, свеща. Но, ущедрив, воздаждь ми, якоже поет Давид, радование.
    
    Обратися, покайся, открый сокровенная, глаголи Богу, вся ведущему: Ты веси моя тайная, едине Спасе. Но Сам мя помилуй, якоже поет Давид, по милости Твоей.
    
    Исчезоша дние мои, яко соние востающаго; темже, яко Езекия, слезю на ложи моем, приложитися мне летом живота. Но кий Исаия предстанет тебе, душе, аще не всех Бог?
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Возопивши к Пречистей Богоматери, первее отринула еси неистовство страстей, нужно стужающих, и посрамила еси врага запеншаго. Но даждь ныне помощь от скорби и мне, рабу твоему.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Егоже возлюбила еси, Егоже возжелела еси, Егоже ради плоть изнурила еси, преподобная, моли ныне Христа о рабех: яко да милостив быв всем нам, мирное состояние дарует почитающим Его.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    На камени мя веры молитвами твоими утверди, отче, страхом мя Божественным ограждая, и покаяние, Андрее, подаждь ми, молюся ти, и избави мя от сети врагов, ищущих мя.
    Слава, Троичен:
    Троице Простая, Нераздельная, Единосущная и Естество Едино, Светове и Свет, и Свята Три, и Едино Свято поется Бог Троица; но воспой, прослави Живот и Животы, душе, всех Бога.
    И ныне, Богородичен:
    Поем Тя, благословим Тя, покланяемся Ти, Богородительнице, яко Неразлучныя Троицы породила еси Единаго Христа Бога и Сама отверзла еси нам, сущим на земли, Небесная.
    Трипеснец, глас 8:

Песнь 8
    
    Ирмос: Безначальнаго Царя славы, Егоже трепещут Небесныя силы, пойте, священницы, людие, превозносите во вся веки.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Яко углие невещественнаго огня, попалите вещественныя страсти моя, возжизающе ныне во мне желание Божественныя любве, апостоли.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Трубы благогласныя Слова почтим, имиже падоша стены неутверждены вражия и богоразумия утвердишася забрала.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Кумиры страстныя души моея сокрушите, иже храмы и столпы сокрушисте врага, апостоли Господни, храмове освященнии.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Вместила еси Невместимаго естеством, носила еси Носящаго вся, доила еси, Чистая, питающаго тварь Христа Жизнодавца.
    Иный трипеснец.
    Ирмос: Безначальнаго Царя славы, Егоже трепещут Небесныя силы, пойте, священницы, людие, превозносите во вся веки.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Духа началохитростием создавше всю Церковь, апостоли Христовы, в ней благословите Христа во веки.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Вострубивше трубою учений, низвергоша апостоли всю лесть идольскую, Христа превозносяща во вся веки.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Апостоли, доброе преселение, назирателие мира и Небеснии жителие, вас присно восхваляющия избавите от бед.
    Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.
    Трисолнечное Всесветлое Богоначалие, Единославное и Единопрестольное Естеству, Отче Вседетелю, Сыне и Божественный Душе, пою Тя во веки.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Яко честный и превышший престол, воспоим Божию Матерь непрестанно, людие, Едину по рождестве Матерь и Деву.
    Великаго канона ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут херувими и серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    
    Согрешивша, Спасе, помилуй, воздвигни мой ум ко обращению, приими мя кающагося, ущедри вопиюща: согреших Ти, спаси, беззаконновах, помилуй мя.
    
    Колесничник Илия колесницею добродетелей вшед, яко на небеса, ношашеся превыше иногда от земных; сего убо, душе моя, восход помышляй.
    
    Иорданова струя первее милотию Илииною Елиссеем ста сюду и сюду; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.
    
    Елиссей иногда прием милоть Илиину, прият сугубую благодать от Бога; ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание.
    
    Соманитида иногда праведнаго учреди, о душе, нравом благим; ты же не ввела еси в дом ни странна, ни путника. Темже чертога изринешися вон, рыдающи.
    
    Гиезиев подражала еси, окаянная, разум скверный всегда, душе, егоже сребролюбие отложи поне на старость; бегай геенскаго огня, отступивши злых твоих.
    
    Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши; остави, яже имаши, и притецы к покаянию.
    
    Ниневитяны, душе, слышала еси кающияся Богу, вретищем и пепелом, сих не подражала еси, но явилася еси злейшая всех, прежде закона и по законе прегрешивших.
    
    В рове блата слышала еси Иеремию, душе, града Сионя рыданьми вопиюща и слез ищуща; подражай сего плачевное житие и спасешися.
    
    Иона в Фарсис побеже, проразумев обращение ниневитянов, разуме бо, яко пророк, Божие благоутробие: темже ревноваше пророчеству не солгатися.
    
    Даниила в рове слышала еси, како загради уста, о душе, зверей; уведела еси, како отроцы, иже о Азарии, погасиша верою пещи пламень горящий.
    
    Ветхаго Завета вся приведох ти, душе, к подобию; подражай праведных боголюбивая деяния, избегни же паки лукавых грехов.
    
    Правосуде Спасе, помилуй и избави мя огня и прещения, еже имам на суде праведно претерпети; ослаби ми прежде конца, добродетелию и покаянием.
    
    Яко разбойник, вопию Ти: помяни мя; яко Петр, плачу горце: ослаби ми, Спасе; зову, яко мытарь, слезю, яко блудница; приими мое рыдание, якоже иногда хананеино.
    
    Гноение, Спасе, исцели смиренныя моея души, Едине Врачу, пластырь мне наложи, и елей, и вино, дела покаяния, умиление со слезами.
    
    Хананею и аз подражая, помилуй мя, вопию, Сыне Давидов; касаюся края ризы, яко кровоточивая, плачу, яко Марфа и Мария над Лазарем.
    
    Слезную, Спасе, сткляницу яко миро истощавая на главу, зову Ти, якоже блудница, милости ищущая, мольбу приношу и оставление прошу прияти.
    
    Аще и никтоже, якоже аз, согреши Тебе, но обаче приими и мене, благоутробне Спасе, страхом кающася и любовию зовуща: согреших Тебе Единому, помилуй мя, Милостиве.
    
    Пощади, Спасе, Твое создание и взыщи, яко Пастырь, погибшее, предвари заблуждшаго, восхити от волка, сотвори мя овча на пастве Твоих овец.
    
    Егда, Судие, сядеши, яко благоутробен, и покажеши страшную славу Твою, Спасе, о каковый страх тогда, пещи горящей, всем боящимся нестерпимаго судища Твоего.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Света незаходимаго Мати тя просветивши, от омрачения страстей разреши. Темже вшедши в духовную благодать, просвети, Марие, тя верно восхваляющия.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Чудо ново видев, ужасашеся божественный в тебе воистинну, мати, Зосима: ангела бо зряше во плоти и ужасом весь исполняшеся, Христа поя во веки.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Яко дерзновение имый ко Господу, Андрее Критский, честная похвало, молю, молися разрешение от уз беззакония ныне обрести мне молитвами твоими, яко покаяния учитель и преподобных слава.
    Благословим Отца и Сына и Святаго Духа Господа.
    Безначальне Отче, Сыне Собезначальне, Утешителю Благий, Душе Правый, Слова Божия Родителю, Отца Безначальна Слове, Душе Живый и Зиждяй, Троице Единице, помилуй мя.
    И ныне и присно и во веки веков.
    Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева внутрь во чреве Твоем плоть исткася. Темже Богородицу воистинну Тя почитаем.
    Хвалим, благословим, покланяемся Господеви, поюще и превозносяще во вся веки.
    Ирмос: Егоже воинства Небесная славят, и трепещут херувими и серафими, всяко дыхание и тварь, пойте, благословите и превозносите во вся веки.
    Поем Честнейшую:
    Трипеснец, глас 8:

Песнь 9
    
    Ирмос: Воистинну Богородицу Тя исповедуем, спасеннии Тобою, Дево чистая, с безплотными лики Тя величающе.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Источницы спасительныя воды явльшеся апостоли, истаявшую душу мою греховною жаждою оросите.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Плавающаго в пучине погибели и в погружении уже бывша Твоею десницею, якоже Петра, Господи, спаси мя.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Яко соли, вкусных суще учений, гнильство ума моего изсушите и неведения тьму отжените.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Радость яко родившая, плач мне подаждь, имже Божественное утешение, Владычице, в будущем дни обрести возмогу.
    Иный канон
    Ирмос: Тя, Небесе и земли Ходатаицу:
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Тя, благославное апостольское собрание, песньми величаем: вселенней бо светила светлая явистеся, прелесть отгоняще.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    Благовестною мрежею вашею словесныя рыбы уловивше, сия приносите всегда снедь Христу, апостоли блаженнии.
    Святии апостоли, молите Бога о нас.
    К Богу вашим прошением помяните нас, апостоли, от всякаго избавитися искушения, молимся, любовию воспевающия вас.
    Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе.
    Тя, Триипостасную Единицу, Отче, Сыне со Духом, Единаго Бога Единосущна пою, Троицу Единосильную Безначальную.
    Пресвятая Богородице, спаси нас.
    Тя, Детородительницу и Деву, вси роди ублажаем, яко Тобою избавльшеся от клятвы: радость бо нам родила еси, Господа.
    Великаго канона ирмос: Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.
    
    Ум острупися, тело оболезнися, недугует дух, слово изнеможе, житие умертвися, конец при дверех. Темже, моя окаянная душе, что сотвориши, егда приидет Судия испытати твоя?
    
    Моисеово приведох ти, душе, миробытие и от того все заветное Писание, поведающее тебе праведныя и неправедныя; от нихже вторыя, о душе, подражала еси, а не первыя, в Бога согрешивши.
    
    Закон изнеможе, празднует Евангелие, Писание же все в тебе небрежено бысть, пророцы изнемогоша, и все праведное слово; струпи твои, о душе, умножишася, не сущу врачу, исцеляющему тя.
    
    Новаго привожду ти Писания указания, вводящая тя, душе, ко умилению: праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся и умилостиви Христа молитвами же, и пощеньми, и чистотою, и говением.
    
    Христос вочеловечися, призвав к покаянию разбойники и блудницы; душе, покайся, дверь отверзеся Царствия уже, и предвосхищают е фарисее, и мытари, и прелюбодеи кающиися.
    
    Христос вочеловечися, плоти приобщився ми, и вся елика суть естества хотением исполни греха кроме, подобие тебе, о душе, и образ предпоказуя Своего снисхождения.
    
    Христос волхвы спасе, пастыри созва, младенец множества показа мученики, старцы прослави и старыя вдовицы, ихже не поревновала еси, душе, ни деянием, ни житию, но горе тебе, внегда будеши судитися.
    
    Постився Господь дний четыредесять в пустыни, последи взалка, показуя человеческое; душе, да не разленишися, аще тебе приложится враг, молитвою же и постом от ног твоих да отразится.
    
    Христос искушашеся, диавол искушаше, показуя камение, да хлеби будут, на гору возведе видети вся царствия мира во мгновении; убойся, о душе, ловления, трезвися, молися на всякий час Богу.
    
    Горлица пустыннолюбная, глас вопиющаго возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние, Ирод беззаконнова со Иродиадою. Зри, душе моя, да не увязнеши в беззаконныя сети, но облобызай покаяние.
    
    В пустыню вселися благодати Предтеча, и Иудея вся и Самария слышавше течаху и исповедаху грехи своя, крещающеся усердно: ихже ты не подражала еси, душе.
    
    Брак убо честный и ложе нескверно, обоя бо Христос прежде благослови, плотию ядый, и в Кане же на браце воду в вино совершая, и показуя первое чудо, да ты изменишися, о душе.
    
    Разслабленнаго стягну Христос, одр вземша, и юношу умерша воздвиже, вдовиче рождение, и сотнича отрока, и самаряныне явися, в дусе службу тебе, душе, предживописа.
    
    Кровоточивую исцели прикосновением края ризна Господь, прокаженныя очисти, слепыя и хромыя просветив, исправи, глухия же и немыя и ничащия низу исцели словом: да ты спасешися, окаянная душе.
    
    Недуги исцеляя, нищим благовествоваше Христос Слово, вредныя уврачева, с мытари ядяше, со грешники беседоваше, Иаировы дщере душу предумершую возврати осязанием руки.
    
    Мытарь спасашеся, и блудница целомудрствоваше, и фарисей, хваляся, осуждашеся. Ов убо: очисти мя; ова же: помилуй мя; сей же величашеся вопия: Боже, благодарю Тя, и прочия безумныя глаголы.
    
    Закхей мытарь бе, но обаче спасашеся, и фарисей Симон соблажняшеся, и блудница приимаше оставительная разрешения от Имущаго крепость оставляти грехи, юже, душе, потщися подражати.
    
    Блуднице, о окаянная душе моя, не поревновала еси, яже приимши мира алавастр, со слезами мазаше нозе Спасове, отре же власы, древних согрешений рукописание Раздирающаго ея.
    
    Грады, имже даде Христос благовестие, душе моя, уведала еси, како прокляти быша. Убойся указания, да не будеши якоже оны, ихже содомляном Владыка уподобив, даже до ада осуди.
    
    Да не горшая, о душе моя, явишися отчаянием, хананеи веру слышавшая, еяже дщи словом Божиим исцелися; Сыне Давидов, спаси и мене, воззови из глубины сердца, якоже она Христу.
    
    Умилосердися, спаси мя, Сыне Давидов, помилуй, беснующияся словом исцеливый, глас же благоутробный, яко разбойнику, мне рцы: аминь, глаголю тебе, со Мною будеши в раи, егда прииду во славе Моей.
    
    Разбойник оглаголоваше Тя, разбойник богословяше Тя: оба бо на кресте свисяста. Но, о Благоутробне, яко верному разбойнику Твоему, познавшему Тя Бога, и мне отверзи дверь славнаго Царствия Твоего.
    
    Тварь содрогашеся, распинаема Тя видящи, горы и камения страхом распадахуся, и земля сотрясашеся, и ад обнажашеся, и соомрачашеся свет во дне, зря Тебе, Иисусе, пригвождена ко Кресту.
    
    Достойных покаяния плодов не истяжи от мене, ибо крепость моя во мне оскуде; сердце мне даруй присно сокрушенное, нищету же духовную: да сия Тебе принесу яко приятную жертву, едине Спасе.
    
    Судие мой и Ведче мой, хотяй паки приити со ангелы судити миру всему, милостивным Твоим оком тогда видев мя, пощади и ущедри мя, Иисусе, паче всякаго естества человеча согрешивша.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Удивила еси всех странным житием твоим, ангелов чины и человеков соборы, невещественно поживши и естество прешедши; имже, яко невещественныма ногама вшедши, Марие, Иордан прешла еси.
    Преподобная мати Марие, моли Бога о нас.
    Умилостиви Создателя о хвалящих тя, преподобная мати, избавитися озлоблений и скорбей, окрест нападающих: да избавившеся от напастей, возвеличим непрестанно прославльшаго тя Господа.
    Преподобне отче Андрее, моли Бога о нас.
    Андрее честный и отче треблаженнейший, пастырю Критский, не престай моляся о воспевающих тя: да избавимся вси гнева, и скорби, и тления, и прегрешений безмерных, чтущии твою память верно.
    Слава, Троичен:
    Троице Единосущная, Единице Триипостасная, Тя воспеваем, Отца славяще, Сына величающе и Духу покланяющеся, Единому Естеству воистинну Богу, Жизни же и живущему Царству безконечному.
    И ныне, Богородичен:
    Град Твой сохраняй, Богородительнице Пречистая, в Тебе бо сей верно царствуяй, в Тебе и утверждается, и Тобою побеждаяй, побеждает всякое искушение, и пленяет ратники, и проходит послушание.
    Таже оба лика вкупе поют ирмос:
    Безсеменнаго зачатия Рождество несказанное, Матере безмужныя нетленен Плод, Божие бо Рождение обновляет естества. Темже Тя вси роди, яко Богоневестную Матерь, православно величаем.

О Великом каноне
    
    «Преизряднейший таинник покаяния», каковым именем Святая Церковь достойно ублажает творца Великого канона [3] преблаженного пастыря Критской Церкви святого Андрея, собрав в этом каноне воедино события ветхозаветной и новозаветной истории от падения праотца Адама до Вознесения Христова, излагает их в духе глубокого сердечного сокрушения, с необыкновенным искусством прилагая каждое из них к состоянию души грешной. Из священной сокровищницы Писания он извлекает сильнейшие побуждения к покаянию и нравственному исправлению. По всей справедливости бессмертному творению Критского пастыря приличествует также в равной мере наименование «канон покаянный» или «умилительный». В нем предлагаются христианам многоразличные образцы жизни добродетельной для подражания и примеры жизни нечестивой для предостережения себя от них, равно как и спасительные уроки покаяния и деятельного восхождения к Богу. Здесь собрано все с целью пробуждения души от греховного усыпления и расположения ее к самоиспытанию, самоосуждению и раскаянию.
    Перед взором грешника проходят лица, деяния и события мира ветхозаветного и новозаветного, в которых с особою силой отразились значение и сила греха, а также равно достоинство жизни праведной; его вниманию предлагается вся священная история на примерах благочестия и нечестия ее деятелей, их обращений к Богу и нераскаянности в грехе. Помимо примеров из священной истории творец канона указывает на живой пример самого крайнего падения и восстания в лице святой подвижницы Марии Египетской, достигшей высокой степени совершенства. Покаянный, или Великий, канон читается по частям на великом повечерии в понедельник, вторник, среду и четверг первой седмицы Великого поста и потом полностью на утрени в четверг пятой седмицы.
    По своему внешнему составу Великий канон святого Андрея Критского во всем, исключая обширности, сходен с другими. Впрочем, он имеет еще и ту особенность, что заключает в себе девять песней (обыкновенно богослужебный канон не имеет второй песни) и к каждому тропарю его прилагается псаломский припев: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя». Сначала он имел только 210 тропарей, по времени признательная Церковь присоединила к ним еще 40 в честь его составителя и в память Марии Египетской. Таким образом, называясь Великим произведением по своему содержанию, высоте мыслей и силе выражений, канон святого Андрея называется также Великим и по своей обширности (все другие подобные произведения заключают в себе около 30 песнопений или немногим более).

Житие преподобного Андрея Критского
    
    Родиной святого Андрея Критского был древний город Дамаск. Время его рождения определяют около половины VII века и именно незадолго до покорения Дамаска мусульманами, что произошло, как известно, в 633 году по Р. Х., в царствование Византийского императора Константина Пагонато. Сведения о детстве и юности святого, сохраненные нам историей, крайне скудны. Известно, что Андрей был сын благочестивых родителей и оставался нем в течение семи лет. Чудодейственная сила святого таинства причащения Тела и Крови Христовой разверзли уста семилетнего отрока Андрея, будущего проповедника покаяния, показывая тем, как говорится в Прологе, «сколь велия есть в пречистых тайнах сила». Благочестиво настроенный с детства, святой Андрей после чудесного исцеления всей душой предался изучению отечественных писаний, чтение которых становилось любимым его занятием. Начитанный в Священном Писании и святоотеческих творениях, святой очень рано почувствовал в себе склонность к уединенной иноческой жизни. Уже на четырнадцатом году он оставил мир и удалился в иерусалимскую обитель святого Саввы Освященного. Здесь Андрей проводил строго подвижническую жизнь, неуклонно исполняя все высокие обеты иночества. По времени святой Андрей занял должность нотария (письмоводителя) Палестинского монастыря. В то время иерусалимский патриарший престол занимал святой Софроний, под руководством которого будущий пастырь Критской Церкви «столь добродетельное, в целомудрии, воздержании и кротости, прохождаше житие, яко и самому патриарху удивлятися о том, и бысть Богу угоден и всем полезен».
    Как известно, во время правления святого Софрония иерусалимским патриаршим престолом город Иерусалим был завоеван мусульманами. После блаженной кончины патриарха Софрония правитель патриархии (патриарха тогда по причине притеснения от магометан не было) Феодор, зная строгую подвижническую жизнь инока Андрея, возложил на него должность синкелла (секретаря). Вместе с великими печалями и невзгодами, которые должна была испытывать в это время христианская Церковь от врагов внешних - мусульман, не менее огорчений и напастей приходилось ей испытывать от врага внутреннего - ереси монофелитов. Этой ересью заражены были не только народ и духовенство, но даже и сам патриарх Константинопольский Сергий. Для умиротворения волнений, произведенных во Вселенской Церкви монофелитами, потребовалось созвание Вселенского Собора. «В том соборе блаженный Андрей знатен сотворися святым отцом и самому царю, благодати ради Святаго Духа, еяже исполнен бяше, видена бо бысть ими в нем не токмо книжная премудрость и в православных церкве святых догматех искусство, но и богоугоднаго жития святыня: противу же еретиков добр воин Иисус Христов явися и много собору святых отец помогаше, крепко поборая по благочестию» (Пролог). Обнаружив столь славную деятельность на VI Вселенском Соборе (680 г.), признавшем в Господе нашем Иисусе Христе соответственно двум естествам (Божескому и человеческому) равно и две воли, святой Андрей возвратился из Константинополя в Иерусалим, дабы здесь, у Гроба Господня, окончить и самые свои иноческие подвиги. Он по-прежнему продолжал здесь усердно подвизаться в посте и молитве и с большей ревностью изучать Слово Божие и творения святых отцов. Святая жизнь и подвиги иерусалимского подвижника, давшая ему навсегда название иерусалимита, слава подвигов его в борьбе с еретиками, редкое красноречие и горячая любовь к составлению церковных песнопений, получивших всеобщую известность, были причинами того, что Константинопольский патриарх снова вызвал его в Царьград. Здесь благочестивый иерусалимский подвижник инок Андрей вскоре посвящен был в сан диакона великой Софийской церкви с поручением ему Цареградским патриархом новой должности «сиропитателя». Как нельзя более по душе явилась для кроткого и смиренного иерусалимского подвижника эта новая должность, в которой он поистине являлся всем для всех, обнимая всех своей благопечительной любовью. Отец всех угнетаемых, заступник вдов и сирот, кормитель голодных и врачеватель больных, святой Андрей «во всем тако бяше усерден, яко самому Христу работаяй» (Пролог).
    Великий подвижник и деятель христианского милосердия, искусный творец церковных поучений и песнопений, муж высокого духовного просвещения и благочестия, деятельный иерусалимит, диакон Андрей вскоре был замечен представителями Церкви Константинопольской, которая единогласно избрала его на архиепископскую кафедру древлехристианского острова Крита. Общее и единогласное избрание Константинопольской Церкви утверждено было императором Юстинианом II. Слава прежней подвижнической жизни в Иерусалиме осиявала святого Андрея своими лучами и на епископской кафедре Крита. При том же он являлся пред своей паствой во всеоружии духовных дарований. Святой пастырь Критский своими трудами, поучениями [4] и священными песнопениями, изливавшими истинную мудрость и исполненными возвышенных православно-христианских мыслей, изобильно питал души пасомых, оживляя, назидая и наставляя их в истинах веры и благочестия. Вместе богомудрый Андрей тщательно охранял свою паству от заразы все еще продолжавшей гнездиться в недрах Вселенской Церкви монофелитской ереси. «Он страшен бяше еретикам, яко непобедимый подвижник» (Пролог).
    Усердно оберегая души пасомых, святой пастырь Критской Церкви являлся для нее теплым заступником перед Богом в годину тяжких испытаний, которым она подверглась от врагов внешних. На остров Крит, как повествуется в том же Прологе, напали сарацины «и град Друмеос нарицаемый, в немже христиане с пастырем своим святым Андреем затворившася, крепко воеваше, ничтоже успеша и со стыдом бежаша, не оружием гонимы, но сильнейшими паче всякаго оружия святителевыми молитвами, яже со слезами к Богу пролия, и теми якоже стрелами врагов уязви; много бо можаху того молитвами, теми и дождь во время бездожия и суши сведеся и напои Критскую землю и плодоносием угобзи оную». «Оставаясь православными, - говорит сам святитель в слове на Обрезание Господне, указывая на счастливое избавление от нашествия варваров острова Крита и окружных с ним островов, - мы избегли страха языков и острова прияли спасение - те острова церковные, которые были в опасности под Агарянами».
    Доблестный пастырь Критский, столь много потрудившийся на благо Церкви Христовой, скончался, как о том можно предполагать с наибольшей справедливостью, в 712 г. по Р. Х.
    Непродолжительно было столь благоплодное для Критской Церкви время святительского правления преблаженного Андрея. Большая часть его жизни посвящена была Церкви Иерусалимской, где и протекала в великих подвигах инока, а затем в сане диакона великой Софийской Церкви в Константинополе. Относительно же времени управления святой Критской епископской кафедрой в синаксаре святому читаем:«По мале архиепископ Критский быв, потом ко Господу отъиде». Незадолго до своей блаженной кончины Критский пастырь по нуждам своей Церкви путешествовал в Константинополь, на обратном пути откуда, неподалеку от острова Митилены, он и восприял блаженную свою кончину. «Пойде в Царьград ради церковных нужд, - читаем в житии о кончине святого Андрея, - и бысть там многим на пользу. Стекахуся к нему ищущие спасение душам своим. Имея возвратитися от Царьград восвояси, провидя кончину свою, целовав о Христе другов своих, сказа, что не имать Крита видети. Доплыв же до острова Митилена, разболеся и на месте некоем, Иерес нарицаемом, святую свою душу предаде в руце Божии, добре упас вверенных ему словесных овец стадо и вчинен есть в лице святых иерархов, предстоящих престолу Святыя Троицы». Святые мощи его видел Стефан Новгородец около 1350 г. в Царьграде в монастыре его имени. Память святого Андрея Критского совершается по Минее 4 июля (21 июля по новому стилю), а по Триоди Постной вместе с Великим каноном.

Житие преподобной Марии Египетской
    
    В одном палестинском монастыре в окрестностях Кесарии жил преподобный инок Зосима. Отданый в монастырь с самого детства, он подвизался в нем до 53 лет, когда был смущен помыслом: «Найдется ли и в самой дальней пустыне святой муж, превзошедший меня в трезвении и делании?»
    Лишь только он помыслил так, ему явился Ангел Господень и сказал: «Ты, Зосима, по человеческой мере неплохо подвизался, но из людей нет праведного ни одного (Рим. 3, 10). Чтобы ты уразумел, сколько есть еще иных и высших образов спасения, выйди из этой обители, как Авраам из дома отца своего (Быт. 12, 1), и иди в монастырь, расположенный при Иордане».
    Тотчас авва Зосима вышел из монастыря и вслед за Ангелом пришел Иорданский монастырь и поселился в нем.
    Здесь увидел он старцев, истинно просиявших в подвигах. Авва Зосима стал подражать святым инокам в духовном делании.
    Так прошло много времени, и приблизилась святая Четыредесятница. В монастыре существовал обычай, ради которого и привел сюда Бог преподобного Зосиму. В первое воскресенье Великого поста служил игумен Божественную литургию, все причащались Пречистого Тела и Крови Христовых, вкушали затем малую трапезу и снова собирались в церкви.
    Сотворив молитву и положенное число земных поклонов, старцы, испросив друг у друга прощения, брали благословение у игумена и под общее пение псалма Господь просвещение мое и Спаситель мой: кого убоюся? Господь Защититель живота моего: от кого устрашуся? (Пс. 26, 1) открывали монастырские ворота и уходили в пустыню.
    Каждый из них брал с собой умеренное количество пищи, кто в чем нуждался, некоторые же и вовсе ничего не брали в пустыню и питались кореньями. Иноки переходили за Иордан и расходились как можно дальше, чтобы не видеть, как кто постится и подвизается.
    Когда заканчивался Великий пост, иноки возвращались в монастырь на Вербное воскресенье с плодом своего делания (Рим. 6, 21-22), испытав свою совесть (1 Пет. 3, 16). При этом никто ни у кого не спрашивал, как он трудился и совершал свой подвиг.
    В тот год и авва Зосима, по монастырскому обычаю, перешел Иордан. Ему хотелось глубже зайти в пустыню, чтобы встретить кого-нибудь из святых и великих старцев, спасающихся там и молящихся за мир.
    Он шел по пустыне 20 дней и однажды, когда он пел псалмы 6-го часа и творил обычные молитвы, вдруг справа от него показалась как бы тень человеческого тела. Он ужаснулся, думая, что видит бесовское привидение, но, перекрестившись, отложил страх и, окончив молитву, обратился в сторону тени и увидел идущего по пустыне обнаженного человека, тело которого было черно от солнечного зноя, а выгоревшие короткие волосы побелели, как агнчее руно. Авва Зосима обрадовался, так как за эти дни не видел ни одного живого существа, и тотчас направился в его сторону.
    Но лишь только нагой пустынник увидел идущего к нему Зосиму, тотчас пустился от него бежать. Авва Зосима, забыв свою старческую немощь и усталость, ускорил шаг. Но вскоре он в изнеможении остановился у высохшего ручья и стал слезно умолять удалявшегося подвижника: «Что ты бежишь от меня, грешного старца, спасающийся в этой пустыне? Подожди меня, немощного и недостойного, и подай мне твою святую молитву и благословение, ради Господа, не гнушавшегося никогда никем».
    Неизвестный, не оборачиваясь, крикнул ему: «Прости, авва Зосима, не могу, обратившись, явиться лицу твоему: я ведь женщина, и нет на мне, как видишь, никакой одежды для прикрытия телесной наготы. Но если хочешь помолиться обо мне, великой и окаянной грешнице, брось мне покрыться свой плащ, тогда смогу подойти к тебе под благословение».
    «Не знала бы она меня по имени, если бы святостью и неведомыми подвигами не стяжала дара прозорливости от Господа», - подумал авва Зосима и поспешил исполнить сказанное ему.
    Прикрывшись плащом, подвижница обратилась к Зосиме: «Что вздумалось тебе, авва Зосима, говорить со мной, женщиной грешной и немудрой? Чему желаешь ты у меня научиться и, не жалея сил, потратил столько трудов?»
    Он же, преклонив колена, просил у нее благословения. Так же точно и она преклонилась пред ним, и долго оба один другого просили: «Благослови». Наконец подвижница сказала: «Авва Зосима, тебе подобает благословить и молитву сотворить, так как ты почтен саном пресвитерским и многие годы, предстоя Христову алтарю, приносишь Господу Святые Дары».
    Эти слова еще больше устрашили преподобного Зосиму. С глубоким вздохом он отвечал ей: «О мать духовная! Явно, что ты из нас двоих больше приблизилась к Богу и умерла для мира. Ты меня по имени узнала и пресвитером назвала, никогда меня прежде не видев. Твоей мере надлежит и благословить меня, Господа ради».
    Уступив наконец упорству Зосимы, преподобная сказала: «Благословен Бог, хотящий спасения всем человекам». Авва Зосима ответил «Аминь», и они встали с земли. Подвижница снова сказала старцу: «Чего ради пришел ты, отче, ко мне, грешнице, лишенной всякой добродетели? Впрочем, видно, благодать Духа Святого наставила тебя сослужить одну службу, потребную моей душе. Скажи мне прежде, авва, как живут ныне христиане, как растут и благоденствуют святые Божии Церкви?»
    Авва Зосима отвечал ей: «Вашими святыми молитвами Бог даровал Церкви и нам всем совершенный мир. Но внемли и ты, мольбе недостойного старца, мать моя, помолись, ради Бога, за весь мир и за меня, грешного, да не будет мне бесплодным это пустынное хождение».
    Святая подвижница сказала: «Тебе скорее надлежит, авва Зосима, имея священный чин, за меня и за всех молиться. На то тебе и сан дан. Впрочем, все повеленное мне тобою охотно исполню ради послушания Истине и от чистого сердца».
    Сказав так, святая обратилась на восток и, возведя очи и подняв руки к небу, начала шепотом молиться. Старец увидел, как она поднялась в воздухе на локоть от земли. От этого чудного видения Зосима повергся ниц, усердно молясь и не смея произнести ничего, кроме «Господи, помилуй!»
    Ему пришел в душу помысл - не привидение ли это вводит его в соблазн? Преподобная подвижница, обернувшись, подняла его с земли и сказала: «Что тебя, авва Зосима, так смущают помыслы? Не привидение я. Я - женщина грешная и недостойная, хотя и ограждена святым Крещением».
    Сказав это, она осенила себя крестным знамением. Видя и слыша это, старец пал со слезами к ногам подвижницы: «Умоляю тебя Христом, Богом нашим, не таи от меня своей подвижнической жизни, но расскажи ее всю, чтобы сделать явным для всех величие Божие. Ибо верую Господу Богу моему. Им же и ты живешь, что для того и был я послан в эту пустыню, чтобы все твои постнические деяния сделал Бог явными для мира».
    И святая подвижница сказала: «Смущаюсь, отче, рассказывать тебе о бесстыдных моих делах. Ибо должен будешь тогда бежать от меня, закрыв глаза и уши, как бегут от ядовитой змеи. Но всё же скажу тебе, отче, не умолчав ни о чем из моих грехов, ты же, заклинаю тебя, не преставай молиться за меня, грешную, да обрящу дерзновение в День Суда.
    Родилась я в Египте и еще при жизни родителей, двенадцати лет отроду, покинула их и ушла в Александрию. Там лишилась я своего целомудрия и предалась безудержному и ненасытному любодеянию. Более семнадцати лет невозбранно предавалась я греху и совершала все безвозмездно. Я не брала денег не потому, что была богата. Я жила в нищете и зарабатывала пряжей. Думала я, что весь смысл жизни состоит в утолении плотской похоти.
    Проводя такую жизнь, я однажды увидела множество народа, из Ливии и Египта шедшего к морю, чтобы плыть в Иерусалим на праздник Воздвижения Святого Креста. Захотелось и мне плыть с ними. Но не ради Иерусалима и не ради праздника, а - прости, отче, - чтобы было больше с кем предаваться разврату. Так села я на корабль.
    Теперь, отче, поверь мне, я сама удивляюсь, как море стерпело мое распутство и любодеяние, как земля не разверзла своих уст и не свела меня заживо в ад, прельстившую и погубившую столько душ... Но, видно, Бог желал моего покаяния, не хотя смерти грешника и с долготерпением ожидая обращения.
    Так прибыла я в Иерусалим и во все дни до праздника, как и на корабле, занималась скверными делами.
    Когда наступил святой праздник Воздвижения Честнаго Креста Господня, я по-прежнему ходила, уловляя души юных в грех. Увидев, что все очень рано пошли в церковь, в которой находилось Животворящее Древо, я пошла вместе со всеми и вошла в церковный притвор. Когда настал час Святого Воздвижения, я хотела войти со всем народом в церковь. С большим трудом пробравшись к дверям, я, окаянная, пыталась втиснуться внутрь. Но едва я ступила на порог, как меня остановила некая Божия сила, не давая войти, и отбросила далеко от дверей, между тем как все люди шли беспрепятственно. Я думала, что, может быть, по женскому слабосилию не могла протиснуться в толпе, и опять попыталась локтями расталкивать народ и пробираться к двери. Сколько я ни трудилась - войти не смогла. Как только моя нога касалась церковного порога, я останавливалась. Всех принимала церковь, никому не возбраняла войти, а меня, окаянную, не пускала. Так было три или четыре раза. Силы мои иссякли. Я отошла и встала в углу церковной паперти.
    Тут я почувствовала, что это грехи мои возбраняют мне видеть Животворящее Древо, сердца моего коснулась благодать Господня, я зарыдала и стала в покаянии бить себя в грудь. Вознося Господу воздыхания из глубины сердца, я увидела пред собой икону Пресвятой Богородицы и обратилась к ней с молитвой: „О Дево, Владычице, родившая плотию Бога Слово! Знаю, что недостойна я смотреть на Твою икону. Праведно мне, блуднице ненавидимой, быть отвергнутой от Твоей чистоты и быть для Тебя мерзостью, но знаю и то, что для того Бог и стал человеком, чтобы призвать грешных на покаяние. Помоги мне, Пречистая, да будет мне позволено войти в церковь. Не возбрани мне видеть Древо, на котором плотию был распят Господь, проливший Свою неповинную Кровь и за меня, грешную, за избавление мое от греха. Повели, Владычице, да отверзутся и мне двери святого поклонения Крестного. Ты мне будь доблестной Поручительницей к Родившемуся от Тебя. Обещаю Тебе с этого времени уже не осквернять себя более никакою плотскою скверной, но как только увижу Древо Креста Сына Твоего, отрекусь от мира и тотчас уйду туда, куда Ты как Поручительница наставишь меня“.
    И когда я так помолилась, почувствовала вдруг, что молитва моя услышана. В умилении веры, надеясь на Милосердную Богородицу, я опять присоединилась к входящим в храм, и никто не оттеснил меня и не возбранил мне войти. Я шла в страхе и трепете, пока не дошла до двери и сподобилась видеть Животворящий Крест Господень.
    Так познала я тайны Божии и, что Бог готов принять кающихся. Пала я на землю, помолилась, облобызала святыни и вышла из храма, спеша вновь предстать пред моей Поручительницей, где дано было мной обещание. Преклонив колени пред иконой, так молилась я пред ней:
    „О Благолюбивая Владычице наша, Богородице! Ты не возгнушалась молитвы моей недостойной. Слава Богу, приемлющему Тобой покаяние грешных. Настало мне время исполнить обещание, в котором Ты была Поручительницей. Ныне, Владычице, направь меня на путь покаяния“.
    И вот, не кончив еще своей молитвы, слышу голос, как бы говорящий издалека: „Если перейдешь за Иордан, то обретешь блаженный покой“.
    Я тотчас уверовала, что этот голос был ради меня, и, плача, воскликнула к Богородице: „Госпоже Владычице, не оставь меня, грешницы скверной, но помоги мне“, - и тотчас вышла из церковного притвора и пошла прочь. Один человек дал мне три медные монеты. На них я купила себе три хлеба и у продавца узнала путь на Иордан.
    На закате я дошла до церкви святого Иоанна Крестителя близ Иордана. Поклонившись прежде всего в церкви, я тотчас спустилась к Иордану и омыла его святою водой лицо и руки. Затем я причастилась в храме святого Иоанна Предтечи Пречистых и Животворящих Тайн Христовых, съела половину от одного из своих хлебов, запила его святой Иорданской водой и проспала ту ночь на земле у храма. Наутро же, найдя невдалеке небольшой челн, я переправилась в нем через реку на другой берег и опять горячо молилась Наставнице моей, чтобы Она направила меня, как Ей Самой будет угодно. Сразу же после того я и пришла в эту пустыню».
    Авва Зосима спросил у преподобной: «Сколько же лет, мать моя, прошло с того времени, как ты поселилась в этой пустыне?» - «Думаю, - отвечала она, 47 лет прошло, как вышла я из Святого Града».
    Авва Зосима вновь спросил: «Что имеешь или что находишь ты себе в пищу здесь, мать моя?» И она отвечала: «Было со мной два с половиной хлеба, когда я перешла Иордан, потихоньку они иссохли и окаменели, и, вкушая понемногу, многие годы я питалась от них».
    Опять спросил авва Зосима: «Неужели без болезней пребыла ты столько лет? И никаких искушений не принимала от внезапных прилогов и соблазнов?» - «Верь мне, авва Зосима, - отвечала преподобная, - 17 лет провела я в этой пустыне, словно с лютыми зверями борясь со своими помыслами... Когда я начинала вкушать пищу, тотчас приходил помысл о мясе и рыбе, к которым я привыкла в Египте. Хотелось мне и вина, потому что я много пила его, когда была в миру. Здесь же, не имея часто простой воды и пищи, я люто страдала от жажды и голода. Терпела я и более сильные бедствия: мной овладевало желание любодейных песен, они будто слышались мне, смущая сердце и слух. Плача и бия себя в грудь, я вспоминала тогда обеты, которые давала, идя в пустыню, пред иконой Святой Богородицы, Поручницы моей, и плакала, моля отогнать терзавшие душу помыслы. Когда в меру молитвы и плача совершалось покаяние, я видела отовсюду мне сиявший Свет, и тогда вместо бури меня обступала великая тишина.
    Блудные же помыслы, прости, авва, как исповедаю тебе? Страстный огнь разгорался внутри моего сердца и всю опалял меня, возбуждая похоть. Я же при появлении окаянных помыслов повергалась на землю и словно видела, что предо мной стоит Сама Пресвятая Поручительница и судит меня, преступившую данное обещание. Так не вставала я, лежа ниц день и ночь на земле, пока вновь не совершалось покаяние и меня не окружал тот же блаженный Свет, отгонявший злые смущения и помышления.
    Так жила я в этой пустыне первые семнадцать лет. Тьма за тьмой, беда за напастью обстояли меня, грешную. Но с того времени и доныне Богородица, Помощница моя, во всем руководствует мною».
    Авва Зосима опять спрашивал: «Неужели тебе не потребовалось здесь ни пищи, ни одеяния?»
    Она же отвечала: «Хлебы мои кончились, как я сказала, в эти семнадцать лет. После того я стала питаться кореньями и тем, что могла обрести в пустыне. Платье, которое было на мне, когда перешла Иордан, давно разодралось и истлело, и мне много потом пришлось терпеть и бедствовать и от зноя, когда меня палила жара, и от зимы, когда я тряслась от холода. Сколько раз я падала на землю, как мертвая. Сколько раз в безмерном борении пребывала с различными напастями, бедами и искушениями. Но с того времени и до нынешнего дня сила Божия неведомо и многообразно соблюдала мою грешную душу и смиренное тело. Питалась и покрывалась я глаголом Божиим, всё содержащим (Втор. 8, 3), ибо не о хлебе едином жив будет человек, но о всяком глаголе Божием (Мф. 4, 4; Лк. 4, 4), и не имеющие покрова камением облекутся (Иов. 24, 8), если совлекутся греховного одеяния (Кол. 3, 9). Как вспоминала, от сколького зла и каких грехов избавил меня Господь, в том находила я пищу неистощимую».
    Когда авва Зосима услышал, что и от Священного Писания говорит на память святая подвижница - от книг Моисея и Иова и от псалмов Давидовых, - тогда спросил преподобную: «Где, мать моя, научилась ты псалмам и иным Книгам?»
    Она улыбнулась, выслушав этот вопрос, и отвечала так: «Поверь мне, человек Божий, ни единого не видела человека, кроме тебя, с тех пор, как перешла Иордан. Книгам и раньше никогда не училась, ни пения церковного не слышала, ни Божественного чтения. Разве что Само Слово Божие, живое и всетворческое, учит человека всякому разуму (Кол. 3, 16; 2 Пет. 1, 21; 1 Фес. 2, 13). Впрочем, довольно, уже всю жизнь мою я исповедала тебе, но с чего начинала, тем и кончаю: заклинаю тебя воплощением Бога Слова - молись, святой авва, за меня, великую грешницу.
    И еще заклинаю тебя Спасителем, Господом нашим Иисусом Христом - все то, что слышал ты от меня, не сказывай ни единому до тех пор, пока Бог не возьмет меня от земли. И исполни то, о чем я сейчас скажу тебе. Будущим годом, в Великий пост, не ходи за Иордан, как ваш иноческий обычай повелевает».
    Опять удивился авва Зосима, что и чин их монастырский известен святой подвижнице, хотя он пред нею не обмолвился о том ни одним словом.
    «Пребудь же, авва, - продолжала преподобная, - в монастыре. Впрочем, если и захочешь выйти из монастыря, ты не сможешь... А когда наступит святой Великий четверг Тайной Вечери Господней, вложи в святой сосуд Животворящего Тела и Крови Христа, Бога нашего, и принеси мне. Жди же меня на той стороне Иордана, у края пустыни, чтобы мне, придя, причаститься Святых Таин. А авве Иоанну, игумену вашей обители, так скажи: внимай себе и стаду своему (Деян. 20, 23; 1 Тим. 4, 16). Впрочем, не хочу, чтобы ты теперь сказал ему это, но когда укажет Господь».
    Сказав так и испросив еще раз молитв, преподобная повернулась и ушла в глубину пустыни.
    Весь год старец Зосима пребыл в молчании, никому не смея открыть явленное ему Господом, и прилежно молился, чтобы Господь сподобил его еще раз увидеть святую подвижницу.
    Когда же вновь наступила первая седмица святого Великого поста, преподобный Зосима из-за болезни должен был остаться в монастыре. Тогда он вспомнил пророческие слова преподобной о том, что не сможет выйти из монастыря. По прошествии нескольких дней преподобный Зосима исцелился от недуга, но все же остался до Страстной седмицы в монастыре.
    Приблизился день воспоминания Тайной вечери. Тогда авва Зосима исполнил повеленное ему - поздним вечером вышел из монастыря к Иордану и сел на берегу в ожидании. Святая медлила, и авва Зосима молил Бога, чтобы Он не лишил его встречи с подвижницей.
    Наконец преподобная пришла и стала по ту сторону реки. Радуясь, преподобный Зосима поднялся и славил Бога. Ему пришла мысль: как она сможет без лодки перебраться через Иордан? Но преподобная, крестным знамением перекрестив Иордан, быстро пошла по воде. Когда же старец хотел поклониться ей, она запретила ему, крикнув с середины реки: «Что творишь, авва? Ведь ты - иерей, носитель великих Тайн Божиих».
    Перейдя реку, преподобная сказала авве Зосиме: «Благослови, отче». Он же отвечал ей с трепетом, ужаснувшись о дивном видении: «Воистину неложен Бог, обещавший уподобить Себе всех очищающихся, насколько это возможно смертным. Слава Тебе, Христе Боже наш, показавшему мне через святую рабу Свою, как далеко отстою от меры совершенства».
    После этого преподобная просила его прочитать «Верую» и «Отче наш». По окончании молитвы она, причастившись Святых Страшных Христовых Тайн, простерла руки к небу и со слезами и трепетом произнесла молитву святого Симеона Богоприимца: «Ныне отпущаеши рабу Твою, Владыко, по глаголу Твоему с миром, яко видеста очи мои спасение Твое».
    Затем вновь преподобная обратилась к старцу и сказала: «Прости, авва, еще исполни и другое мое желание. Иди теперь в свой монастырь, а на следующий год приходи к тому иссохшему потоку, где мы первый раз говорили с тобой». «Если бы возможно мне было, - отвечал авва Зосима, - непрестанно за тобой ходить, чтобы лицезреть твою святость!» Преподобная снова просила старца: «Молись, Господа ради, молись за меня и вспоминай мое окаянство». И, крестным знамением осенив Иордан, она, как прежде, прошла по водам и скрылась во тьме пустыни. А старец Зосима возвратился в монастырь в духовном ликовании и трепете и в одном укорял себя, что не спросил имени преподобной. Но он надеялся на следующий год узнать наконец и ее имя.
    Прошел год, и авва Зосима снова отправился в пустыню. Молясь, он дошел до иссхошего потока, на восточной стороне которого увидел святую подвижницу. Она лежала мертвая, со сложенными, как подобает, на груди руками, лицом обращенная к Востоку. Авва Зосима омыл слезами ее стопы, не дерзая касаться тела, долго плакал над усопшей подвижницей и стал петь псалмы, подобающие скорби о кончине праведных, и читать погребальные молитвы. Но он сомневался, угодно ли будет преподобной, если он погребет ее. Только он это помыслил, как увидел, что у главы ее начертано: «Погреби, авва Зосима, на этом месте тело смиренной Марии. Воздай персть персти. Моли Господа за меня, преставльшуюся месяца апреля в первый день, в самую ночь спасительных страданий Христовых, по причащении Божественной Тайной Вечери».
    Прочитав эту надпись, авва Зосима удивился сначала, кто мог сделать ее, ибо сама подвижница не знала, грамоты. Но он был рад наконец узнать ее имя. Понял авва Зосима, что преподобная Мария, причастившись Святых Тайн на Иордане из его рук, во мгновение прошла свой дальний пустынный путь, которым он, Зосима, шествовал двадцать дней, и тотчас отошла ко Господу.
    Прославив Бога и омочив слезами землю и тело преподобной Марии, авва Зосима сказал себе: «Пора уже тебе, старец Зосима, совершить повеленное тебе. Но как сумеешь ты, окаянный, ископать могилу, ничего не имея в руках?» Сказав это, он увидел невдалеке в пустыне лежавшее поверженное дерево, взял его и начал копать. Но слишком суха была земля. Cколько ни копал он, обливаясь потом, ничего не мог сделать. Распрямившись, авва Зосима увидел у тела преподобной Марии огромного льва, который лизал ее стопы. Старца объял страх, но он осенил себя крестным знамением, веруя, что останется невредим молитвами святой подвижницы. Тогда лев начал ласкаться к старцу, и авва Зосима, возгораясь духом, приказал льву ископать могилу, чтобы предать земле тело святой Марии. По его слову лев лапами ископал ров, в котором и было погребено тело преподобной. Исполнив завещанное, каждый пошел своей дорогой: лев - в пустыню, а авва Зосима - в монастырь, благословляя и хваля Христа, Бога нашего.
    Придя в обитель, авва. Зосима поведал монахам и игумену, что видел и слышал от преподобной Марии. Все дивились, слушая о величии Божием, и со страхом, верой и любовью установи ли творить память преподобной Марии и почитать день ее преставления. Авва Иоанн, игумен обители, по слову преподобной, с Божией помощью исправил в обители то, что надлежало. Авва Зосима, пожив еще Богоугодно в том же монастыре и немного не дожив до ста лет, окончил здесь свою временную жизнь, перейдя в жизнь вечную.
    Так передали нам дивную повесть о житии преподобной Марии Египетской древние подвижники славной обители святого всехвального Предтечи Господня Иоанна, расположенной на Иордане. Повесть эта первоначально не была ими записана, но передавалась благоговейно святыми старцами от наставников к ученикам.
    «Я же, - говорит святитель Софроний, архиепископ Иерусалимский (память 11 марта), первый списатель Жития, - что принял в свой черед от святых отцов, все предал письменной повести».
    Бог, творящий великие чудеса и великими дарованиями воздающий всем, с верою к Нему обращающимся, да вознаградит и читающих, и слушающих, и передавших нам эту повесть и сподобит нас благой части с блаженной Марией Египетской и со всеми святыми, Богомыслием и трудами своими угодившими Богу от века. Дадим же и мы славу Богу Царю вечному, да и нас сподобит милость обрести в День Судный о Христе Иисусе, Господе нашем, Ему же подобает всякая слава, честь, и держава, и поклонение со Отцем, и Пресвятым и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.
    
    
Примечания
    
1
    
    Этот припев читается перед всеми тропарями Великого канона, кроме Троичных, Богородичных, тропарей преподобным Андрею Критскому и Марии Египетской и трипеснца святым апостолам.
    
2
    
    Великий канон приводится с молитвословиями утрени.
    
3
    
    Канон - переносн.: правило, образец. Этим именем в церковном богослужении называется ряд песнопений, имеющих весьма близкое отношение между собой и называемых ирмосами - разумеется песнопение, составленное по какому-либо определенному размеру и напеву, с известным количеством и расположением слов, и служащее образцом следующих за ним песней: сочиненные подобно ирмосам, соединяясь с ними и по своему составу всегда им подчиняясь, последние от своего размера и напева зовутся тропарями. Таким образом, канон, заключая в себе соответственные друг другу ирмосы и тропари, составляет как бы одну песнь из равномерных звеньев и представляет нечто целое, правильное и стройное как по внутреннему содержанию, так и по внешнему составу.
    
4
    
    До нас дошли многие поучения святого Андрея Критского и около двадцати из них изданы на русском языке. В книге Филарета Черниговского «Учение об отцах Церкви», т. 3, с. 241, приводятся следующие поучительные слова святого Андрея: на Рождество Христово (2 слова), на Обрезание, на Благовещение, на Преображение, на воскрешение праведного Лазаря, на неделю Ваий, на Воздвижение Креста (2 слова), на Успение Богоматери (3 слова), на память апостола Тита, на день великомученика Георгия, на Николая Мирликийского, на преподобного Потапия (2 слова), о поминовении усопших, на праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи и слово о почитании икон. Все поучения святого пастыря Критского дышат назидательностью, глубиной и ясностью мыслей и чувств, а потому навсегда останутся драгоценнейшими памятниками церковного красноречия.