Преображение

Вера человека бывает способна двигать горами, она сильнее любого оружия. Но иногда наша вера настолько слаба, что не может принять даже самого очевидного и нужного. Сквозь сумрак греха не разглядеть образ Истины, и по сей день далеко не все, узнавая дела и учение Христа, видят за ними Божественные всемогущество, мудрость и любовь Спасителя. Присутствие Господа среди людей причиняло Ему глубокие страдания. Созданное Им человечество, ради которого Он Сам стал человеком, привыкло все понимать превратно. В Спасителе, Мессии люди желали видеть земного царя-освободителя, который доставит земное благополучие, предложит свободный доступ к нескончаемым чувственным удовольствиям. А Господь нес человечеству нечто большее, хотя пока невидимое, недоступное многим — вечное Царство на Небесах. И ради этого Он шел на Крест, на страдания. Наслаждением люди потеряли Рай, страданиями возвращаются в него. Христос шел принять муки за грехи человечества, дабы Своим смирением окончательно ниспровергнуть власть над людьми духа гордости и тем самым открыть всем двери Рая. Но даже апостолы могли соблазниться, видя немощь Христа на Кресте, они могли усомниться в Его Божественной силе. Для укрепления их веры необходимо было особенное знамение, и оно было дано трем избранным апостолам.

 

Как-то Господь сказал: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих, здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царство Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1). Через шесть дней после этого Спаситель взял с Собой Петра, Иоанна и Иакова и взошел на высокую, гору помолиться (по преданию, это была гора Фавор). Он возвел с Собой только троих, как наиболее близких ему. Господь видел: кто более других доверяет Ему и любит Его — тем Он и Сам становится близок, им Он и открывает многое.

 

На горе апостолы утомились от долгой молитвы, стали клониться ко сну, но вдруг что-то необычное, удивительное, доселе невиданное пробудило их ум, сердце и тело. Господь «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф. 17:2).

 

Спаситель видимым образом явил Свое вечное Божественное величие. От Него исходил свет Божества, более яркий и чистый, чем солнечные лучи. Этот свет не ослеплял, он просвещал сердце, изгонял из него всякий мрак. Те, кто видел этот свет, ощутили неизъяснимую радость, небесный покой, блаженство. Спаситель стоял в Своей нетварной, небесной славе, перед которой бессильно коварство как недобрых людей, так и падших ангелов и которую Христос премудро скрывал в течение Своей земной жизни.

 

«Этот Свет был откровением дивной красоты Божией, в сравнении с которой вся чувственная земная красота показалась бы темной, мрачной ночью, а земные наслаждения, если бы слить их в одну чашу, — напитком, горьким, как полынь.

 

Этот Свет был началом, источником и полнотой бытия. На горе Преображения человеческой мысли ничего не хотелось знать, но только созерцать вечный, несотворенный Свет. Человеческое сердце ничего не могло желать, кроме одного — всегда пребывать в лучах Фаворского Света.

 

Перед апостолами открылось таинство вечной жизни, как вечное озарение Божественным Светом, где в каждом мгновении — полнота всего счастья; и в то же время это счастье постоянно увеличивается и раскрывается в новых волнах Божественного Света, поэтому вечная жизнь — это всегда новое, всегда неведомое, всегда нежданное, всегда дивно прекрасное и неповторяющееся в своей красоте…

 

Божественный Свет изображается на иконах как нимб вокруг лика святого. Это драгоценная корона, которой Господь венчает победителей. Божественный Свет Преображения — это тайна будущего века, когда в огне сгорят небеса и земля и будут новая земля и новое небо» (архимандрит Рафаил (Карелин)).

 

В этот момент преобразившемуся Господу предстали два древних пророка Моисей и Илия, так же во свете, беседуя с Ним о предстоящих Ему в Иерусалиме страданиях. Моисей некогда принял из рук Божиих Закон, он ходатайствовал пред Господом за целый народ и по справедливости назван боговидцем. Илия — ревностный блюститель Закона, верный Богу даже тогда, когда вокруг поголовно все были преданы тлетворному духу язычества. Душа Моисея по смерти находилась в аду, где до пришествия Христа ветхозаветные святые пребывали в надежде на грядущее избавление. Илия промыслительно взят с телом на небо, дабы в конце веков возвестить на земле Второе Пришествие Христово и принять смерть от руки антихриста.

 

Так на Фаворе представители Неба, земли и преисподней поклоняются Господу, в Котором Божество соединено с человечеством и Который желает преобразить весь видимый мир, возвести людей от власти преисподней к вершинам небесной славы.

 

Пророки, завершив беседу, удалялись в иной мир. Свет будущего Небесного Царства, явленный людям на малое время, скрывался от их глаз. Апостолам хотелось навсегда продлить Преображение, и Петр сказал: «Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи (палатки): Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Мф. 17:4).

 

Апостол Петр выразил состояние души, испытываемое каждым, кто приобщился свету благодати Божией: «хорошо нам здесь быть» — с Тобой, Господи, в Твоем Божественном Царстве, когда в нас от Твоего света умолкли все порывы греха. Петр в простоте предложил сделать три палатки для Господа и двух пророков, чтобы продлить явление небесной славы. Его разум еще не совсем понимал, что не о созидании вещественного жилья нужно заботиться. Но сердце апостола было проникнуто верным, святым настроением — он желал Богообщения, при этом не просил шатра для самого себя — своекорыстие чуждо душе, коснувшейся благодати Божией.

 

Вдруг изумленных апостолов покрыло светлое облако, раздался небесный, Божественный голос: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте!» (Мф. 17:5). Вновь людям явлено единство Бога Отца и Сына и что только в послушании Христу возможно достичь небесного благоволения. Видение завершилось. Спускаясь с горы, Спаситель запретил апостолам рассказывать об увиденном до Его Воскресения — когда свет Божественной славы Христа будет явлен уже многим людям.

 

Из книги Валерия Духанина «Сокровенный мир Православия»

 

28 июля — день памяти равноапостольного князя Владимира

...Вот, вышел сеятель сеять на ниву свою и засеял ее чистым зерном для будущего плодоношения, но враг Божий ночью зашел и тайно посеял среди пшеницы семена своего адского дыхания, для укоренения плодов зла среди семян житницы Христовой” (см.: Мф. 13:24–30).

 

Словами святого псалмопевца Давида Православная Церковь отмечает славный подвиг святого Просветителя и Крестителя наших славянских народов — cвятого, благоверного равноапостольного князя Владимира.

 

Случайно ли это? Ветвь виноградная не может принести плода, если ее кто-нибудь не посадит в землю, ибо святой Иоанн Богослов говорит: “...Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе..., Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода” (Ин. 15:4–5), то же самое можно сказать и о славном подвиге нашего крестоносителя, благоверного князя Владимира.

 

Слова Божественного Откровения Евангелия Христового запали в сердце юного князя Владимира от его благочестивой бабушки, великой княгини Ольги. Великая ревнительница христианского благочестия своею любовью ко Христу при содействии Духа Святого положила основание в сердце будущего Просветителя — жажду постоянно искать Христа и Его святой истины, дабы просветить наши народы истинным благочестием христианского богооткровения.

 

Найти Христа и себя во Христе благоверный князь не мог среди своего киевского народа, ибо земля наших предков в это время кипела языческим зловерием, всякого рода гаданиями и колдовством, подобно нашему времени.

 

Князь Владимир рассылает своих послов в разные страны мира: на Запад, на языческий Восток и в православный Константинополь, где в это время в полном расцвете торжествовала Святая Православная Церковь. Возвратившись в град Киев, послы засвидетельствовали своему благоверному князю, где они убедились, что одна истинная вера — это православная. Произнося эти слова, они говорили князю: “Когда мы находились в граде Константинополе в соборе Великой Святой Софии за богослужением, мы не знали, находимся ли мы на земле, или на небесех”.

 

Со вниманием и великим прилежанием выслушав своих послов, святой князь Владимир окончательно решил принять Святую Православную веру и крестить свои народы ради святого торжества истинного богопочитания среди наших славянских народов, основание которого положено святыми Апостолами Христовыми еще в Иерусалиме на Апостольском соборе в 51 году от Рождества Христова.

 

Однако этому Господь положил начало еще в проповеди святого апостола Андрея Первозванного, который, водимый Духом Святым, достиг по реке Днепр пределов града Киева и вдохновением Духа Святого водрузил на киевских горах святой крест. Вот где начало великого избрания Богом нашего народа в Свое Божественное наследие! С этих благословенных Богом времен расцвела Святая Русь великими подвижниками разного христианского подвига. Об этом сегодня и мы имеем убедительное свидетельство в лице святых Божиих угодников по всей великой славянской земле.

 

Но как свидетельствует Господь в Своем Святом Евангелии: “... вот, вышел сеятель сеять на ниву свою и засеял ее чистым зерном для будущего плодоношения, но враг Божий ночью зашел и тайно посеял среди пшеницы семена своего адского дыхания, для укоренения плодов зла среди семян житницы Христовой” (см.: Мф. 13:24–30).

 

Историческое и всестороннее празднование святому равноапостольному князю Владимиру было установлено на Руси еще с того момента, когда митрополит Иларион, святитель Киевский (†1053 г.) в своем “Слове о Законе и благодати”, сказанном у раки князя в Десятинном храме в день памяти святого Владимира, называет его “во владыках апостолом”, “подобником святого Константина”.

 

Припомним молитву равноапостольного князя Владимира, которую изрек он после крещения своего народа, молитву, сохраненную у преподобного Нестора Летописца нашего. Князь Владимир устремил свой взор на небо, возблагодарил Бога и сказал:

 

“Боже великий, сотворивший небо и землю! Призри на новые люди сия и даждь им, Господи, увидеть Тебя, Истинного Бога, якоже увидеша страны христианские. Утверди в них веру праву и несовратну, и мне помози, Господи, на супротивного врага спасения человеческого. Да надеемся на Тя и на Твою державу, побеждя козни его!”

 

Просвещенный сам истинною верою, которая во Святом Крещении отверзла ему очи духовные и телесные в спасительной вере, равноапостольный молился о людях своих, объятый Духом Святым: “Утверди в них, Господи, веру праву и несовратну!”

 

Так некогда молился и царь Соломон о даре, необходимейшем для царя, чтобы в царственной мудрости управлять народом, и получил царь от Бога этот дар (3 Цар. 3:12–13).

 

Внимая всему этому, мы при любых испытаниях не должны потерять это великое звание Божественного наследия, мы должны его беречь, как зеницу ока, дабы это святое наследие сохранилось не поруганным разноязычными властолюбивыми хулителями благочестия веры, дабы и грядущие за нами поколения славили имя Господне, благочестием единства веры в семье нашего народа, верностью и любовью апостолов Христовых и святого равноапостольного князя Владимира.

 

Источник: archiv.orthodox.org.ua

 

СЛОВО ПАСТЫРЯ. Двенадцать

Святитель Тихон Задонский

 

Вся Церковь, по вселенной рассеянная, но единым Духом и верой соединенная, знает и признает Христа обесчещенного, осмеянного, уязвленного, замученного, распятого и умершего между злодеями. Но Его же, воскресшего и прославленного Царя своего, с радостью исповедует, дерзает о Нем, хвалится о Нем, в похвалу себе поставляет, что верует в Него. Надежду, утешение, радость, веселье и жизнь вечную полагает в Нем. Наконец, Его Богом своим исповедует, почитает, прославляет и поклоняется Ему. Что это, как не след всемогущей Божией силы? Что, как не Божественная сила на кресте распятого Христа? Сила Божия ко спасению всякому верующему (Рим. 1:16). Кто может ожидать от замученного и на кресте повешенного спасения и избавления своего? Но сила Божия, которая есть ко спасению всякому верующему, соделывает то, что во Христе распятом мы, верующие во имя Его, свое спасение и жизнь вечную полагаем и иного Избавителя и Спасителя не знаем и не признаем, кроме Него одного, и хотя умираем, и полагаемся во гробах, и растлеваем, и как прах земной в землю возвращаемся и обращаемся, однако твердо и без всякого сомнения надеемся силою Его, умершего и воскресшего, восстать, ожить, новую, лучшую и вечную жизнь получить. И, что умножает чудо, не через мудрецов и учителей красноречия, не через славных и знатных века сего вселенная сердцем покорилась Распятому, но через простых, некнижных, худородных, ремесленников, рыбаков, мытарей.

 

Сколько их было, которые такое великое, неслыханное и умом непостижимое совершили дело? Двенадцать. Такому малому числу надо было пройти всю поднебесную, по сказанному: Идите, научите все народы (Мф. 28:19); и еще: Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари (Мк. 16:15). Этим немногим, по человеческому разумению, невеждам, надо было стать против премногих мудрецов века сего и заградить уста их; этим немногим простым, худородным и безоружным следовало вооружиться против бесчисленных славных, знатных вельмож, князей и царей всей земли и победить их. И сделали они это: пошли и проповедовали везде (Мк. 16:20); по всей земле прошел звук их (Пс. 18:5); стали некнижные против премудрых книжников и совопросников века сего и вооруженных без оружия одолели. Надо было им погруженный и закосневший в идолобесии мир из глубины погибели исторгнуть и насадить истинное богопочитание; прелесть дьявольскую обличить и научить истине. Надо было злобой обветшавший народ обновить и привести к истинному покаянию; уставы, законы, обычаи застарелые опровергнуть и новые постановить и утвердить; неверие от человеческих сердец, глубоко вкоренившееся, отнять и насадить веру; обман многобожия уничтожить и в познание Бога единого, но в трех Лицах Поклоняемого, привести. Все это ум и силу человеческие превосходит. Они же это в дело и совершенство произвели.

 

Надо было им проповедовать Иисуса Христа распятого, и доказать, и уверить неверные сердца, что именно Иисус, Которого они проповедуют, и есть тот самый Христос, Мессия, Который пророками был проповедан и Богом обещан, что Он Искупитель, Избавитель и Спаситель мира; уверить, что распятый Иисус не за Свои грехи, а за наши распят, пострадал и умер, по Своей воле и по благоволению Божию; уверить, что в распятом Христе жизнь наша, и блаженство, и слава вечная сокровенна; что Он как пострадал, распялся и умер Своею волею, так из мертвых восстал Своею силою; что Он есть Единородный Божий сын и есть истинный Бог, плотью от Девы неискусобрачной рожденный, и без Него, и кроме Него нет никакого средства к получению вечной жизни и блаженства; уверить, что тела умерших, сгнившие и в землю обратившиеся, восстанут, с душами соединившись, и в нетление, бессмертие и прекрасный вид вечной славы умершие о Господе облекутся.

 

Все это как ум человеческий не вмещает, так и сделать превыше сил человеческих. Но двенадцать некнижных и препростых совершили это и доказали, что нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись, кроме Иисуса Христа Назорея (Деян. 4:12). Надобно было им, наконец, отвратить сердца людей от мира сего, к которому прилепились и пристрастились, и обратить ко Христу умаленному, обесчещенному, уязвленному, ко кресту пригвожденному, между злодеями повешенному и бесчестной смертью умершему, чтобы тем не стыдились, что в распятого веруют, почитают Его, Царем и Богом своим исповедуют, но даже тем хвалились, радовались, и перед врагами истины исповедовали, и свидетельствовали безбоязненно. Надобно было им увещать всех, чтобы ради Него не боялись не только нищеты, бесчестия, поношения, изгнания, ран, уз, темниц, но и самой смерти; отвратить от любви временных и земных благ, которые они видят и чувствуют, и обратить к желанию и исканию вечных, которых глаз не видел, ухо не слышало и на сердце человеку не приходило (1 Кор. 2:9); доказать и уверить, что к этому нет пути иного, а только путь крестный, прискорбный и тесный, и на тот путь наставить их, утвердить и к течению ободрить. Все это было выше возможности и силы человеческой. Но двенадцать апостолов Христовых сделали то, что сила человеческая предпринять и сделать не могла и не может. Чего ни делали иудеи, враги Христовы? Какого старания не приложили изначала, чтобы славу распятого и воскресшего Христа помрачить? Воинам стерегущим руки наполнили мздой, чтобы ложью покрыли воскресение Его. Апостолам каких только запрещений не делали, угроз не высказывали, чтобы не учили во имя распятого Христа, о чем читаем в Деяниях. Но однако ничего они не достигли. Пронеслось имя Иисуса во все концы земли, и, как свет восходящего солнца, слава воскресшего Христа всю поднебесную наполнила. Рассеявшимся по вселенной, этим некнижным и простым как ни сопротивлялись книжники, совопросники и мудрецы века сего, каких прекословий ни измышляли против них; но, наконец, признали за истину слово их и, что безумием считали, то за истинную мудрость приняли: отвергли свою мнимую и хитросплетенную мудрость и пристали к простейшей, не в словах, а в силе состоящей мудрости простых и некнижных; и захотели у тех, над которыми, как невеждами, смеялись, учиться истинной премудрости. [...]

 

Так, возлюбленный христианин, двенадцать препростых и некнижных буйством проповеди достигли того, что весь свет преклонили под сладкое иго Христа распятого, праведного Царя славы. Рыбаки, мытари и ремесленники сделали то, чего никаким образом сделать не могли мудрецы века сего. Ибо превосходит предприятие и дело это силу человеческую. Отсюда заключаем, что всемогущая сила Божия действовала в них, ибо пишется: Они пошли и проповедовали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова по­следующими знамениями (Мк. 16:20). И так исполнилось Христово слово, которое прежде страсти Своей сказал: И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе (Ин. 12:32). Воистину привлек к Себе от востока и запада, и севера и юга рассеянных овец Своих и привел во двор Церкви Своей, как и говорил: Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привесть: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь (Ин. 10:16). А так видим шествия Божия следы и от них познаем Самого Бога, Который выступил на спасение людей Своих, как поет Ему пророк: Ты выступаешь для спасения народа Твоего, для спасения помазанного Твоего (Авв. 3:13). И Псаломник: Видели шествие Твое, Боже, шествие Бога моего царя моего во святыне (Пс. 67:25).

 

«Об истинном христианстве», Гл.2 О духовной мудрости (Кн. 1, Ч.1, Ст.1)

 

СЛОВО ПАСТЫРЯ. Помолиться наедине.

Священник Феодор Людоговский

 

И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине; и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь; это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий. И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую (Мф. 14:22–34).

 

Мы могли бы сказать много правильных слов об этом событии и его значении «для каждого из нас», позаимствовать глубокие мысли у проповедников прошлых веков и нашего времени, могли бы даже вспомнить «Прогулки по воде» Наутилуса – и это было бы вполне уместно. Честно сказать, жалко отказываться от такой возможности. Но еще жальче – обойти молчанием одну фразу, которую, должно быть, проскальзывает наш взгляд, устремляясь далее, к знаменитому сюжету. Фраза эта (точнее, даже лишь часть предложения) – Он взошел на гору помолиться наедине (Мф. 14:23).

 

Во-первых, стоит осознать этот неожиданный, быть может, факт: Иисус молится. Нет, мы, конечно, знаем, что Он не раз обращался к Отцу; мы помним Его первосвященническую молитву в Евангелии от Иоанна (гл. 17); помним и слова, сказанные Небесному Отцу на кресте. Всё это хорошо известно. Но здесь мы понимаем, что Иисус, сам будучи Богом, ощущал сильнейшую потребность в молитве. Кому? Богу. Богу Отцу. Парадокс? Совсем нет. Разумеется, если мы понимаем под молитвой выпрашивание того и этого – материального или даже духовного, – то действительно непонятно, зачем Бог молится Богу. Но если молитва для нас – общение с Тем, Кто неизмеримо выше нас, но Кто, несмотря на это, любит нас и жаждет ответной любви, – тогда мы поймем, что Иисус не мог не молиться Своему Отцу. Потому что Он любил Отца, и Отец любил Его. Во-вторых, обратим внимание на слово наедине. Это как раз нам очень понятно. Среди читателей, вероятно, есть самые разные люди. Кто-то, быть может, живет в небольшом городе, кто-то – в деревне, а кто-то – почему бы и нет? – читает эти строки с экрана спутникового телефона, бороздя в одиночку просторы океана. Но, думается, всё же большинство наших читателей – жители, городов, где человек, будучи окружен многотысячной толпой, подчас безнадежно одинок. Одинок – но почти всегда лишен уединения. Нас окружают люди на работе, сдавливает людской поток в метро, окликает со всех сторон реклама, мы завалены письмами, комментами, приглашениями.

 

Но даже если человек живет один, так трудно побыть наедине с собой. Потому что для этого мне нужно стряхнуть с себя всё то, что мной не является. Отбросить мысли, которые толкутся – обычно бесцельно – в моей бедной голове. Сорвать с себя маски, в которых я играю свои социальные роли. Изгнать из души лицемерие, которое подсовывает мне вместо меня кого-то другого – белого и пушистого, но поразительно тошнотворного. И во всей обнаженности, беззащитности, открытости, распахнутости души – предстать перед Творцом.

 

О чем молиться в этот миг – миг восхождения на гору, на вершину духа? Мы сами это поймем. Собственно, просить мы ничего, скорее всего, не будем. Ведь Господь и так знает нашу нужду прежде прошения нашего. Лучше всего просто помолчать. Тем более, что для большинства из нас это действительно миг, который случается не так уж много раз за всю нашу жизнь.

 

А сойдя с горы, мы сможем пройти по поверхности бушующего моря нашей жизни. Ну хотя бы пару шагов.

                                                

Источник: www.nspm.kiev.ua

 

Дочірні категорії

© 2017 bogblag.org.ua


(04561) 5-38-00


09700, Київська обл.,
м. Богуслав, вул. К.Маркса, 6.

Разработка сайта Echizh